Тамара Михайлова

Время жизни

Живёт в посёлке Войсковицы пенсионерка Тамара Михайлова. Детство Тамары Григорьевны пришлось на суровое военное лихолетье. Своими воспоминаниями о том времени и о себе она охотно делится с читателями нашей газеты:

Школьное фото

— Я родилась в красивейшем городе Новороссийске 14 декабря 1939 года в семье рабочих. Отец — Пензев Григорий Васильевич, работал начальником электростанции Новороссийска, мать — Токарева Анна Вячеславовна — была домохозяйкой. А бабушка — Токарева Мария Фёдоровна, инвалид  2-ой группы, в молодости закончила пансионат благородных девиц. Дед Токарев Вячеслав  был командиром Красной Армии, его портрет висит в краеведческом музее Новороссийска. Когда бабушка ушла на пенсию, у неё она была персональная, за счёт деда. В семье нас было трое детей: брат Борис 1935 года рождения, сестра Лиля 1938 года и я.

В августе 1942 года западная часть Новороссийска была оккупирована германскими войсками. Всё! Дальше они не смогли продвинуться ни на шаг, что бы ни предпринимали. Наши войска стояли насмерть, не пропуская врага на Кавказ. Больше года, 393 дня, бились войска за территорию Новороссийска. Никто не отступал. Такую длительную оборону смог выдержать ещё только один город — Ленинград. За этот подвиг в 1973 году ему было присвоено звание Города — героя.

Отцу был дан приказ взорвать электростанцию и уходить с рабочими в горы. Германское командование стремилось увеличить личный состав войск, оккупировавших Новороссийск, за счёт изменников Родины — завербованных советских военнопленных. Из них были сформированы добровольческие стрелковые и казачьи подразделения. После взрыва электростанции отец  с рабочими не успели скрыться, так как кто-то их предал, и они были схвачены немцами и отправлены в концлагерь в Германию.  Мы ничего про отца не знали, так как он находился на военном положении и домой не приходил.

Тамара Михайлова

С сентября 1942 года оккупанты приступили к разрушению портового города, к массовому истреблению населения, совершению всевозможных издевательств, пыток, насилия.  Почти ежедневно людей отправляли в германское рабство.  Сгоняли на сборные пункты под угрозой расстрела. С мая 1943 года из Новороссийска ежедневно в Крым, на Украину и в Германию  отправляли 600 семей. В это число попала и моя семья. Мы успели захватить с собой детское одеяло, и то благодаря тому, что меня этим одеялом привязали к спине матери. Брата и сестру мама и бабушка крепко держали за руки. Ехали стоя, вагоны битком набиты людьми. По дороге, уже на Украине, наш состав разбомбили — наши или немцы не знаю. Оставшихся в живых эсэсовцы собирали собаками в кучу и гнали по дороге пешком.

Дошли до села Солёное на Украине и нашу семью оставили здесь. Остальных погнали дальше размещать. Местных жителей не было. Село было занято немцами и бандеровцами. Загнали нас в сарай, спали на соломе, и только одно маленькое одеяльце было в обиходе. Бабушку определили на кухню готовить на немцев, а маму с братом каждое утро бандеровцы с собаками гоняли на сельхозработы.  Мы  с сестрой сидели в сарае под замком целыми днями. Кормила нас бабушка, ей разрешали брать с собой в сарай остатки еды от стола, но после того, как собаки будут накормлены. Кое-что с того времени я помню сама, многое рассказывала сестра Лиля и мама. Но оскал собак я не забуду никогда.

Вечерами пьяные немцы  развлекались тем, что открывали сарай, где мы сидели с сестрой, выпускали нас. Бросали конфеты на дорогу, крича по-немецки  и жестикулируя  руками, показывая, чтобы мы быстро подбирали их. И когда мы подбегали к заветной  цели, спускали на нас собак. В ужасе замирала мама, бабушка. Остановить собак они не могли, так как были под прицелом автоматов. Но надо отдать должное немцам, они приказом останавливали собак, когда мы были почти нос к носу. Мы подбирали конфеты, не подозревая, что находились на волосок от смерти. Позднее стали осознавать те моменты, что могло бы произойти, если бы немцы повели себя по-другому.

Был ещё случай, который я помню. К нам в сарай зашёл пьяный немец, в руках у него дымилась сигарета. Он что-то говорил, размахивая руками, и сигарета упала на солому. Солома загорелась. А в сарае находились снаряды. Немец схватил наше одеяльце и начал тушить пожар. Кое-как потушили пламя. А ведь могли взлететь на воздух! Мы прожили  в этом сарае с весны 1943 года до освобождения Советской Армией этого села весной 1944-го.

Т. Михайлова

До начала войны в Новороссийске жили более 90 тысяч человек. К июлю 1943 года гитлеровцами в городе были оставлены всего пять тысяч для выполнения оборонных работ. Остальные умерли от голода, от пыток, были расстреляны, угнаны на каторжные работы в специально организованные лагеря. В день своего освобождения 16 сентября 1943 года Новороссийск был мёртвым городом. Здесь не осталось не только людей, но и животных.  Но вернуться в Новороссийск нам не разрешили, так как мы были в оккупации.

После освобождения  маме помогли устроиться  работать бригадиром на нефтепромысле на станции Холмская, также помогли с жильём (мы снимали старенький домик). В 1947 году нас нашёл отец, благодаря усилиям своей сестры, которая после Победы работала в консульстве Германии. Тогда же вместе с отцом мы вернулись домой. Купили маленькую времянку, где можно было жить, и начали потихонечку строить  своими силами дом из саманных блоков.

Как все дети, мы начали помогать в строительстве. Задание давалось на весь день:  необходимо было замесить 20 кирпичей на каждого и принести по пять вёдер воды с колонки. Колонка была одна и находилась внизу, в долине. Дом наш находился на другой улице, которая круто поднималась наверх. После войны эту улицу назвали Батарейной. Транспорт по этой улице не ходил, так как очень крутой был подъём. И вот на этой возвышенности мы начали строить дом. Летом при подъёме мы цеплялись за заборы, кусты, но воду старались не пролить. После того, как задание было сделано, нам разрешалось идти купаться на море. Внизу, в долине,  ходили  трамваи, и иногда за три копейки можно было доехать до моря.

Зимой было тяжелее носить воду, так как во время обледенения приходилось одевать на ноги когти при подъёме и держаться за заборы, а спускались мы обычно на фанерке. В 1952 году дом был построен. В нём и по сей день живут племянницы. В настоящее время дом благоустроен. После войны брат Борис окончил Железнодорожное  училище, и работал на Вагоноремонтном заводе, на железной дороге, обслуживая холодильные установки. Отец  работал в порту на складах. Сестра Лиля после войны окончила Индустриальный техникум, работала на заводе «Красный двигатель» технологом, выпускали детали для тракторов.

Когда я заканчивала школу, то девятые-десятые классы были платными, и чтобы поступить куда-то учиться дальше, необходимо было отработать 2 года для рабочего стажа.  Пришлось окончить курсы помощника обслуживания холодильных  установок, работала в порту. После отработки поехала  в Ленинград поступать в Пединститут им. Герцена, но не прошла по конкурсу. Подруги уговорили пойти в Культпросветучилище. После того, как меня прослушали, взяли без экзаменов на дирижёрское хоровое отделение. Я об этом никогда не пожалела. Во время учёбы в училище было много встреч с актёрами кино и театров. Пела в хоре Большого театра.

Т.Г.Михайдова

После окончания училища в 1964 году направили меня директором сельского дома культуры п. Елизаветино Гатчинского района. В Елизаветино создала агитбригаду, наладила культработу в селе.  Ездили выступать  в другие селения, выступали во время посевных работ прямо на полях в кузове машины. Вышла замуж, родила сына. Моя работа продолжалась до 1968 года, но ввиду семейных обстоятельств пришлось поменять профиль деятельности.

Устроилась работать начальником ЖКХ   п. Войсковицы. Строилась п/ф «Войсковицы», строился и жилой городок, получили сразу 3-комнатную квартиру. Родился второй сын. Но в 49 лет по состоянию здоровья отправили на инвалидность. Дали нерабочую группу пожизненно. Весь посёлок Войсковицы, а он теперь очень большой, строился на моих глазах. Из всех моих родных в живых осталась я одна. Но я оптимистка, не унываю. Вела общественную работу, была председателем общества малолетних узников, сейчас работаю в Совете ветеранов, пою в ансамбле «С песней по жизни» при МБУК Войсковицкий Центр Культуры и Спорта.

Не забывает меня и Войсковицкая ШТВ. Приглашают меня на тематические вечера, на праздничные вечера, с удовольствием посетила концерт ко Дню малолетних узников. Но теперь по состоянию здоровья не всегда могу поехать на экскурсии, хотя даже год тому назад ездила чаще. Все праздничные вечера в ШТВ проходят весело, с музыкой, песнями, танцами, конкурсами. Сразу вспоминаешь молодость. И не скажешь, что люди все в возрасте. Я люблю петь, пою с детства. Спасибо всем! Желаю здоровья, улыбок, оптимизма, а самое главное — мира на земле!

 

Прослушала и записала Наталья  ПИДОРИЧЕВА

 

 

Recommended for you
Галина Совершаева
Трудное детство, войной опалённое…

Я, Совершаева Галина Ивановна, родилась в январе 1932 года в Архангельске. Когда началась война, мне...