Home » Поселения » Вырицкое городское поселение » Михаил Хомченко: «Я работаю с открытой дверью»
М.В. Хомченко

Михаил Хомченко: «Я работаю с открытой дверью»

Почему первые 100 дней работы любого руководителя наделяют каким-то сакральным смыслом? Возможно потому, что в нумерологии «сто» символизирует своего рода затишье перед бурей.

Прогресс — это результат долгих и мучительных стараний, предвестником которых и является число 100. Возможно. Но мне кажется, что 100 дней — это те самые три месяца испытательного срока, которые даются любому работнику на новом месте, чтобы присмотреться, притереться, освоиться, наметить рабочий план, определиться, нужны ли вы друг другу. Ты — новому делу, а новое дело — тебе.

Для Михаила Хомченко сто дней, прошедшие со дня его назначения на должность главы администрации Вырицкого поселения, не были самым началом. До этого несколько месяцев он работал в должности исполняющего обязанности. «Смена власти» в поселении проходила непросто. Во всяком случае, для заинтересованных лиц это время останется в памяти надолго. Но Михаил Вячеславович не видит в произошедшем «революционной» подоплёки, когда «верхи не могут, а низы не хотя». Всё произошедшее — это нормальные эволюционные процессы:

—  Мы все разные. С разным мнением, разным подходом, разным жизненным опытом, с разным опытом в системе управления. Изначально никакого противодействия или конфликта в той ситуации, которая была летом двадцатого года, не было. Было представление руководства района, кого они хотели бы видеть во главе поселения, и было представление большинства местных депутатов.  То, что эти мнения были разными, не касается тех персоналий, которые там назывались. Это было принципиальное различие во взглядах, не в персоналиях.

— Но персоналии тоже имеют значение. Пришёл не тот человек, на которого рассчитывали. Опасения районных властей можно понять. Есть уже выстроенная система, но вдруг что-то пойдёт не так?

— Что значит «система»? Система — это не набор винтиков, это, всё-таки, люди. И у каждого есть свои представления. Тут вот какой момент. Если система работает, и она эффективна, то и не появляются люди с другими взглядами. Если же такие люди появляются, значит, что-то не так.

Нет никакого противоречия или противостояния между тем, что у меня есть свои представления о работе органов местного самоуправления, а у района есть свои. Но есть полномочия, в рамках которых мы должны и можем взаимодействовать. Для городского поселения таких полномочий достаточно много. Но есть вещи, которые нельзя реализовать без района или области. Такие вещи очевидны и понятны. Каждый выполняет свои задачи, а при взаимодействии достигается конкретный результат.

Если мы говорим об инфраструктуре, то сети водоотведения и очистные сооружения являются собственностью района, и полномочия в этой части выполняет муниципальный район. Но когда мы обратились в район с вопросом о проведении ремонтных работ, район нас услышал и был готов действовать по просьбе поселения. Были договорённости о начале работы на очистных сооружениях в двадцать восьмом году. Поселение обозначило проблематику. Провели встречу, обсудили вопросы, и теперь речь идёт о 2023-2024 годах. Что мы, со своей стороны, можем сделать, чтобы этот вопрос быстрей решался? Мы готовы сделать топографическую съёмку и проработать план.

То же самое касается вопроса о реконструкции школы. Это исключительно полномочия района, но одним из пунктов тех проблем, которые стоят перед поселением, было как раз строительство новой школы или реконструкция старой. Было принято решение минимизировать затраты и реконструировать старую школу, добавить к ней пристройку.  Что может сделать поселение в такой ситуации? То, что в силах. Подготовить съёмку, что мы и сделали. Подготовить градостроительный план, который тоже скоро утвердим.

Если ты видишь проблему по-своему, то это не значит, что ты работаешь на противоречие и что-то ломаешь.

— А зачем Вы подались в местное самоуправление? Вы успешный юрист. Да и, насколько я понимаю, юриста особенно никто не хотел видеть во глава поселения.  Все говорили о «крепком хозяйственнике».

— Вопрос и сложный, и лёгкий одновременно. Здесь несколько моментов. Момент первый. Когда ты себя реализуешь и в одной области, и в другой, то хочется попробовать чего-то нового. Поэтому если сразу сказать «нет», то спустя лет десять можно об этом жалеть.

Момент второй. Я стараюсь жить по принципу «критикуешь — предлагай, предлагаешь — делай». Я видел на примере той же Вырицы, что есть определённые моменты в работе администрации, которые катастрофически не нравились людям. Но можно сколько угодно сидеть на кухне и высказывать недовольство происходящим. А можно воспользоваться конкретной ситуацией — и сделать лучше! Своими силами.

И третий момент. В любой профессии есть этап профессионального перегорания и профессиональной деформации личности. У меня такое ощущение было, что я начинаю подходить к этой черте. И когда мне предложили поучаствовать в конкурсе на замещение вакантной должности главы администрации Вырицкого поселения, я согласился.

А фраза «крепкий хозяйственник» уже не актуальна. Руководитель администрации — это нанятый менеджер, это человек, который принимает решения о назначении ключевых специалистов. И таким менеджером может быть просто человек, имеющий определённые составляющие — интеллектуальные, эмоциональные, харизму. То есть, сочетание этих качеств и даёт хорошего руководителя. А «крепкий хозяйственник» вовсе не характеризует хорошего руководителя. Это абсолютно точно, потому что, если человек самолично ползает по всем подвалам, канавам и помойкам, это не говорит о том, что у него слажено работает команда.

— Но если нанятый менеджер совсем не разбирается в хозяйственных вопросах, его могут ввести в заблуждение…

— Могут, конечно. Но здесь вопрос в том, какая команда собрана. Если это команда единомышленников, то какой смысл? Тут мы опять возвращаемся к функциям менеджера. То есть, принятие тех или иных решений. Если ты понимаешь, что у тебя работает специалист, который тебе пудрит мозги, то значит, была допущена системная ошибка при формировании команды. Решается такая ошибка заменой одного элемента на другой. Например, я, как юрист, могу не знать, какое давление должно поддерживаться в конкретном газопроводе. Да мне это и не нужно знать, как руководителю. Но знать, какие документы готовятся для конкретных работ, понимающий человек разберётся за месяц — и это нормально. Никто же не говорит про технические детали. В основном, руководящая работа связана с управленческой документацией. И, повторюсь, с кадрами.

— Ваша команда уже сформирована или будут ещё изменения? Сейчас в администрации есть люди, на которых Вы можете положиться?

— Я знаю людей, на которых я точно могу положиться.  Но я никогда не забываю о своём любимом афоризме: «Нельзя из лимона выдавить томатный сок». Не надо требовать от людей то, чего они не могут сделать. Есть люди, на которых я могу положиться, но я вижу, что их возможности утилитарно ограничены. Есть человек, который прекрасный исполнитель, но не нужно, при всех его положительных качествах, назначать его начальником отдела. Как начальник отдела, он дело завалит, а как исполнитель, он уже работать не хочет. Такой момент есть. И нужно ещё полгода, чтобы окончательно понять, кто в какой роли будет справляться.

Точечные изменения уже сделаны, и они мне нравятся. Но нет предела совершенству. И я уже вижу, по каким направлениям у нас проседания.  И понимаю, что это связано с конкретными людьми. Изменения будут, но не радикальные. Команда просто так не складывается. Нужно понимать цель этой команды. Если цель человека — доработать до муниципальной пенсии, это одно дело. А если есть желание показать, что территория может участвовать в серьёзных проектах, и сюда можно привлекать серьёзных инвесторов — это совсем другое.

Команда подбирается под цель. Перед нами стоит задача участвовать в региональных программах, которые позволяют территориям развиваться комплексно. И строительство жилья, значит, привлечение инвесторов. Вот под эти задачи будут точечно приниматься кадровые решения.

— В чём была особенность кадровой политики в Вырицкой администрации?

— Администрация поселения состояла из трёх групп. Первая группа — это люди, которые изначально не были готовы работать, они и цели такой не ставили. К счастью, их было немного. Вторая, самая многочисленная группа, это люди, которые что-то тянули. Им было сложно тянуть, когда остальные ничего не делали, но они пытались. Наконец, третья группа — это те, кто может работать, объективно может. Но, глядя на первую группу, они не работали.

Моей основной задачей была не расправа с представителями первой группы, и не награждение представителей второй. Было необходимо понять, какие должны быть стимулирующие факторы для каждого из третьей группы, чтобы они начали работать. Для одного — это прибавка к зарплате, которую давно обещали. Для другого — обновление компьютера, который загружаться нормально не может. Для третьего — смена кабинета. А кому-то просто следовало написать благодарственное письмо ко ню рожденья.

Это кажется мелочами. Но, как известно, всё кроется в мелочах и деталях. Были такие люди, на которых я смотрел и думал: «Попрощаться или дать ещё один шанс?» Но вот меняется начальник отдела, меняется рабочее место, меняется обстановка — и человек начинает работать! Вот именно это приносит огромное удовлетворение, а не смена руководящего состава. Я ставлю себе в плюс, когда все начинают жить общим делом. Потому что без исполнителей задача будет нерешаема. Принципиальным моментом было запустить работу исполнителей. Сейчас совсем другая рабочая атмосфера в коллективе.

— Как Вы чувствуете, удалось вписаться в эту атмосферу? Вы нравитесь своим подчинённым?

— У меня ощущение, что меня приняли в уже сложившийся коллектив. Я спокойно отношусь к тому, что мои сотрудники могут ко мне по каким-то вопросам зайти в любое время. Ещё в своей «прошлой» жизни я привык работать с открытой дверью. При необходимости, можно подойти к моему компьютеру. У меня нет каких-то секретов. Я могу с кружкой чая просто прийти к коллегам поговорить.

— Не опасаетесь, что дружеские отношения могут перейти в панибратские?

— Не боюсь. Потому что есть чёткое понимание: мы можем вместе чаю попить, но принятие решений остаётся за мной. Никакого панибратства быть не может! Даже если с кем-то из сотрудников мы вне стен администрации разговариваем на «ты», на работе только на «Вы» и субординация соблюдается.

— Как надолго вперёд вы планируете работу?

— Лично своё время я стараюсь планировать на месяц-полтора. Если речь о каких-то ключевых задачах, здесь планирование идёт на полтора-два года. Если, скажем, мы должны сделать документацию на капитальный ремонт Дома культуры, то мы должны понимать, что этого не произойдёт в текущем году. В лучшем случае, в 2022-2023 годах. Значит, план у нас уже на два года вперёд.

— Получается, что за один срок пребывания в должности главы администрации не так много можно успеть сделать. Отсюда вопрос: думаете ли Вы уже сейчас о следующем сроке?

— Не нужно забывать, что главу администрации утверждает на должность Совет депутатов. Каков будет Совет депутатов через три года — я не знаю. Я для себя вижу так. Поселение долгое время не принимало участие ни в каких комплексных программах. И этот мой срок однозначно уйдёт на то, чтобы с этой мёртвой точки сдвинуться. Чтобы у нас делалась проектная документация, проводились изыскания, съёмка территории для проектирования, чтобы мы куда только можно подали заявки. И это будет отличный задел для того, кто возглавит администрацию в 2024-ом. И я не вижу ничего критичного в том, что кто-то другой реализует начатые мной проекты.

Мы договорились с Михаилом Вячеславовичем, что следующим интервью ознаменуем годовщину его пребывания в должности главы администрации Вырицкого городского поселения.

Алёна РЫБАКОВА

 

 

 

Recommended for you
Логотип фонда Вырицы
Фонд развития Вырицы отчитался о работе, проделанной за год 

Строго говоря, прошло всего полгода с того момента, как Фонд начал официально работать. Но за...