Home » N.B! Тема » О самой «тихой» войне…
image001

О самой «тихой» войне…

В 1906 году был издан указ императора Николая Второго о создании в России подводного флота. В этом году мы отмечали его 110-летие. Отмечал бы его и Михаил Пименов, матрос-подводник, не доживший нескольких месяцев до своего 80-летия.

Сегодня мы беседуем с его сыном – Валерием Пименовым. Беседуем о «холодной войне», вспоминаем рассказы его отца и пытаемся лучше понять Россию, её самых верных союзников – Армию и Флот. Но и, конечно, окружающий нас мир.

Александр СУХОВ: Россия направила соединения Северного и Тихоокеанского флотов в район Ближнего Востока. Корабли Северного флота обогнули Европу по маршруту сирийского рейда наших бомбардировщиков, а корабли Тихоокеанского прошли через восточную часть Индийского океана. Предполагалось, что к ним присоединятся малые ракетные корабли Черноморского флота, которые находились у берегов Испании. А из Балтийского моря в Чёрное (далее – через Средиземное) направлен наш новейший фрегат. Сейчас две крупные российские военно-морские группировки должны уже быть у берегов Сирии. Европейские страны, со своей стороны, отреагировали на проход российской эскадры у своих берегов: Норвегия провела военно-морские учения, а ВМС Великобритании были приведены в состояние полной боевой готовности. Эта информация размещена на сайте «Эхо Москвы», одного из либеральных СМИ, которое считается прозападным и его трудно заподозрить в нагнетании истерии. При том, что излагаются только факты, ощущение дежавю становится всё более определённым…

Валерий ПИМЕНОВ: Да, похоже, что история повторяется. Во всяком случае, рассказы наших родителей о той «холодной войне» мы сейчас понимаем лучше. Мой отец служил на Северном Флоте в 1955-59 годах, когда противостояние между СССР и странами Запада (союзниками и сателлитами США) было особенно жёстким. Вскоре случится «Карибский кризис». Тогда, в 1962 году, СССР и США находились лишь в шаге от начала ядерной войны. Мир реально стоял на грани. Это ощущение надвигающейся катастрофы военные люди, наверное, испытывали сильнее других.

Мне трудно судить, поскольку используемую отцом терминологию не уточнял, но то, что она, эта холодная война, могла в любое время перерасти в «горячую», понималось вполне отчётливо. Так, например, по рассказам отца, в октябре 1957 году две подлодки Северного Флота (№ 273 и № 274) выдвинулись в район учений ВМФ НАТО, которые проводились в районе Исландии и Фарерских островов. Для наблюдения. «Наблюдать» за вероятным противником было принято во все времена. Но тогда «смотрели» особенно пристально. Понятно, что это нервировало потенциального противника, грозило конфликтом. А американцы в то время не отличались сдержанностью. Обнаружив одну из подлодок, они попросту начали забрасывать акваторию учений глубинными бомбами. 273-ая «спряталась» подо льдами возле Гренландии. Там, где она была вне досягаемости для кораблей НАТО. Отсиживаться пришлось довольно долго, и на базу подлодка вернулась неделей позже, чем планировалось.

Мой отец трюмный машинист Михаил Пименов служил на второй подлодке,

с номером 274, которой командовал капитан второго ранга Романенко. Она тогда также оказалась в опасной ситуации. Во время «присмотра» за натовцами, соблюдая меры предосторожности, лодка стала погружаться с перископной глубины на 40-метровую. Причём, с деферентом «на нос» всего 2 градуса, то есть, погружаясь «плавно». Но стоявший на вахте трюмный матрос Костыря, уроженец Запорожья, допустил непростительную ошибку: повернул рычаг быстрого погружения. Балластные цистерны стали заполняться забортной водой, а подлодка «проваливаться» в глубину. Опасность исходила от удара об грунт, ибо погружение было стремительным. Команды «Рули на всплытие!», «Продуть носовые цистерны!» начали исполняться, когда до удара оставалось всего 20 метров. Именно в тот момент отец, который шёл менять вахтенного матроса, успел добраться до центрального поста и оттащил от рычагов растерявшегося матроса. Насколько это было возможным, он выровнял лодку. Удар смягчил илистый грунт. Но подлодка погрузилась в него по горизонтальные рули. После восьмичасового «лежания» (пока не ушли натовские корабли), подлодка дважды пыталась выбраться из илового «плена». Удалось это сделать только с третьей попытки. Всё завершилось благополучно. Вернулись на базу в Гремиху в плановый срок…

За высокий профессионализм и грамотные действия по борьбе за живучесть матросу Пименову М.П. был предоставлен длительный отпуск на родину, 45 суток.

Кстати, если вспомнить историю с гибелью подлодки C-80 (проекта 644) , понимаешь, что та ошибка матроса на 274-ой могла также обернуться трагедией. С-80 «провалилась» в глубину, легла на дно и всплыть со 196 метров уже не смогла… Всё произошло за минуту. Один из матросов пытался остановить поступающую через шахту РДП (служит для подачи воздуха к дизелям с перископной глубины) в один из отсеков лодки воду: стал перекрывать воздушную магистраль. Его действия, в принципе, были правильными. Только он отжимал затворки не в ту сторону. И не от какой-то  растерянности, а в силу своего прежнего опыта: на субмарине, где он проходил немногим ранее службу, воздушная магистраль перекрывалась именно вправо, а не влево, как на С-80. Этой технической особенности он не знал.

Осматривая погибшую подлодку, правительственная комиссия обнаружила, что все матросы, найденные в седьмом отсеке, погибли от удушья, хотя у них имелось десять комплектов дыхательных аппаратов, и они могли попытаться  покинуть лодку. Этой возможностью спастись никто не воспользовался. Почему? Высказывались две версии: у подводников уже не было сил или потому, что спасательных средств на всех (матросов в отсеке было четырнадцать) не хватало. Последняя версия имеет, конечно, героический характер… Но, как бы то ни было, все они действительно были отважными людьми. Как и весь экипаж подлодки С-80, все 68 человек. Эти потери личного состава, конечно, были боевыми. Пусть и в самой «тихой» из войн, которые когда-либо происходили.

А.С.: Если история действительно развивается по спирали, то мы сейчас находимся на том её витке, который «проходили» в конце 50-ых наши отцы. Только на другом уровне, естественно. Так сказать, старая история на новый лад. Конечно, за пятьдесят лет в жизни страны и на флоте многое изменилось, появляются новые доктрины и проекты, постоянно проводятся модификации военной техники и вооружений. Но техника и технологии это одно, а воинские коллективы армии и флота – совсем другое. И тут мы ещё сильны, быть может, даже на голову выше вероятного противника.

В.П.: В рассказах о службе, услышанных от отца, самым важным для меня было именно это верность воинскому долгу и боевое товарищество. Этим двум вещам подчинено всё остальное, что характеризует боеспособность нашей армии и флота…

Вот одна из услышанных мною историй. Произошла она уже на другой ДЭПЛ,

во время боевого похода подлодки Б-92 (проект 629) к берегам Северной Америки в сентябре 1959 года. Примерно в трёхстах милях от берегов США, когда лодка находилась в подводном положении, вода стала проникать в подлодку через комит-площадку. Срочно надо было проводить ремонт по замене резиновой  прокладки. Это возможно только в надводном положении. На рассвете всплыли. Отец и мичман Малащенко (папа многих помнил по фамилии) вызвались добровольцами. И когда они уже заканчивали  ремонт, сильной волной мичмана Малащенко смыло за борт. От удара о борт лодки он потерял сознание. Не раздумывая, отец бросился в океан спасать товарища. Подняться обратно на подлодку обоим уже помогали подоспевшие матросы.

Кстати, американцы тогда «проглядели» эту «активность» советской подлодки под самым своим носом. А, быть может, просто не успели отреагировать. Вскоре подлодка ушла на глубину и продолжила выполнение боевой задачи. Командир  подлодки капитан второго ранга Радий Борисович Радушкевич после возвращения из похода вернулся к той ситуации с ремонтом подлодки в водах Карибского бассейна и написал представление на награждение отца орденом  Боевого Красного знамени. Но этого не одобрил замполит. Отец считал, что по причине вышедшего между ним и политруком спора «о кукурузе». Он, выросший в деревне Пижма Гатчинского района, доказывал замполиту, что на их колхозных полях эта культура «родить» не будет. Но, как оказалось, «урожайность кукурузы»  это тогда был вопрос не агрономии, а политики. Как её понимал тот политрук.

Позже отец узнал, что в тот день, когда они всплыли на ремонт возле берегов США, над ними должен был  пролетать самолёт Хрущёва. Он летел на очередную встречу с американцами. А подлодка, можно сказать, обеспечивала «охрану» маршрута первого лица теми  средствами, которыми располагала. Отец даже запомнил дату того события на подлодке 19 сентября 1959 года. И то, что на борту было три ядерные ракеты,  нацеленные на Вашингтон, Нью-Йорк и Филадельфию. А тот выход  в море именовался как «боевой поход».

Впрочем, отношения между нашими странами сегодня вряд ли лучше, чем полвека назад. Одно успокаивает: угрозы в наш адрес пока звучат публично и в такой форме, когда заявленное можно «списать» на пустую браваду натовских вояк. Войны всё-таки начинают политики. А они пока высказываются вполне дипломатично.

 

Беседовал Александр СУХОВ

 

 

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

More 221 posts in N.B! Тема
Recommended for you
Сражение на Лялином Лугу 2023
«И грянул бой…»

(далее…)