Home » N.B! Тема » Добрые ангелы Сиверской больницы
Хачатрян

Добрые ангелы Сиверской больницы

В четырёхместной палате с большим окном лежат женщины преклонного возраста. Веки сомкнуты, сквозь открытые рты доносится хриплое дыхание. Они то ли спят, то ли без сознания. Обычная картина обычной больничной палаты, где находятся люди, борющиеся с недугом и надеющиеся на выздоровление…

Сиверский - больница

Сиверская больница встречает тишиной. Нет суетливых посетителей, гардероб пуст. В лечебном учреждении объявлен карантин – вспышка ОРВИ. Уже в холле в глаза бросаются приметы недавнего ремонта – стены выкрашены в оптимистичный цвет, свежая побелка. От былой неприглядности не осталось и следа.

По словам заведующего Сиверской районной больницей ГБУЗ ЛО «Гатчинская КМБ» Арама Хачатряна, в сентябре 2015 года состоялась встреча жителей поселения с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко, после которой глава региона наведался в лечебное учреждение. Неожиданно, без предупреждения.

Александр Юрьевич прошёлся по помещениям, заглянул в палаты и кратко резюмировал увиденное: так жить и работать нельзя, необходимо всё менять. И взял судьбу больницы в свои руки. «Вскоре начались ремонтные работы. На сегодняшний день у нас отремонтированы помещения больницы, поликлиника, наши подразделения, и я всегда хвастаюсь, что у нас условия лучше, чем где-либо в районе, — улыбается Арам Феликсович. — Именно поэтому я благодарен лично губернатору».

Сам хирург Хачатрян работает в больнице с 2014 года, в декабре шестнадцатого был назначен на должность заведующего, и в происходящих положительных изменениях принимал самое непосредственное участие.

Хачатрян и Монастырный

 

— Наша больница – больница первого уровня, мы оказываем первичную медико-санитарную помощь, — поясняет Арам Феликсович. – И для этого мы обеспечены всем необходимым инструментарием. У нас есть эндоскопическое отделение, своя клиническая лаборатория, мы выполняем УЗИ, делаем рентген. В приёмном покое есть палата досуточного пребывания, где можем оказать экстренную помощь. Есть дефибриллятор для её оказания. У нас лежат пациенты лёгкой и средней тяжести. Если возникает необходимость, скажем, в реанимации, то больного мы отправляем в больницу второго уровня – Гатчинскую КМБ.

Сиверская районная больница состоит из больничного и поликлинического комплексов. В её состав также входят Дружногорская и Рождественская врачебные амбулатории, фельдшерско-акушерские пункты и кабинет фельдшера в Военном городке. Больничный стационар состоит из двух отделений – терапевтического на 30 коек и паллиативного на 20 коек. Именно отделение паллиативной медицинской помощи является своеобразной «изюминкой» лечебного учреждения.

Слово «паллиативное» означает «поддерживающее». Паллиативная медицина направлена на улучшение качества жизни граждан, страдающих неизлечимыми прогрессирующими заболеваниями, которые, как правило, приводят к преждевременной смерти, а также заболеваниями в стадии, когда исчерпаны все возможности радикального лечения. В Сиверской больнице находятся именно такие пациенты.

— Основной целью нашего паллиативного отделения является эффективное и своевременное избавление пациента от боли и облегчение других тяжёлых проявлений до момента его смерти, — продолжает Арам Феликсович. — Поэтому, как вы понимаете, у нас находятся те пациенты, для лечения которых использованы все возможные методы, и они признаны некурабельными — неизлечимыми. А у людей и болевые синдромы присутствуют, и нарушения основных функций организма, которые очень мучительны. И мы призваны облегчить эти страдания на тот период, сколько они проживут.

Цифры и факты

В 2018 году на отделении паллиативной помощи прошли лечение 281 человек. Средний срок пребывания пациента составляет 30 дней. При отсутствии показаний для дальнейшего пребывания в стационаре человека могут выписать домой или перевести в другое учреждение. Конечно, при онкологии четвёртой стадии паллиативное отделение Сиверской больницы может оказать последним приютом. Смертность на отделении высокая, но так и должно быть.

DSC00278

— В отличие от хосписов, которые принимают только онкологических больных, спектр диагнозов наших пациентов гораздо шире, — отмечает заведующий паллиативным отделением Антон Юрчук-Колоссовский. — На отделении находятся пациенты со злокачественными онкологическими образованиями, больные после тяжёлых нарушений мозгового кровообращения – инсульты, а также пациенты в терминальных стадиях любых терапевтических заболеваний. Это неизлечимая сердечная или печёночная недостаточность, например, цирроз. Есть больные с хроническими тяжёлыми сосудистыми заболеваниями мозга – старческие деменции. Вследствие слабоумия люди не могут сами себя обслуживать, нуждаются в наблюдении и уходе.

По словам Антона Владимировича, бывают больные с последствиями тяжёлых черепно-мозговых травм, тяжёлые переломы. Но чаще всего пациентами паллиативного отделения становятся люди, неустроенные социально, не имеющие жилья и близких родственников.

В качестве облегчения существования больных на отделении используются уход и терапия. В первую очередь, наркотическое обезболивание. Применяется, по показаниям, внутривенная, инфузионная терапия – капельницы, если требуется поддержать витальные функции. Используется зондовое питание, установка катетера при затруднении мочеиспускания, химиотерапия. Если пациент поступает с пролежнями, то хирургическая служба курирует этих больных, осуществляя хирургическую обработку пролежней, перевязки.

Хачатрян с краватью

Применяются профилактические методы – использование противопролежневых матрацев, ранняя активация пациентов, побуждение их к движению при помощи родственников — запрета на посещение на отделении нет. Специалисты отделения также занимаются обучением родственников ухаживать за больным в домашних условиях, что немаловажно при выписке пациента из стационара — как кормить, как перевязывать, как использовать то или иное приспособление. Просветительская работа с населением – это очень важный аспект в медицине первого звена.

— Все наши пациенты требуют постоянного медицинского наблюдения, без которого их ожидает мучительная смерть на дому, — констатирует врач Хачатрян. — А здесь болевой синдром купирован, тошнота, одышка, рвота, отёки органов купированы. У лежачих больных часто появляются пролежни, пневмония – мы проводим профилактику этих заболеваний.

К слову, услугами отделения паллиативной медицинской помощи Сиверской больницы могут воспользоваться не только жители Гатчинского района, но и всей Ленинградской области. Если есть больные в Выборге или Лодейном Поле, требующие специализированного ухода, то в Сиверском их всегда готовы принять и оказать необходимую помощь. Безвозмездно. Тем более, что отделение не испытывает никаких проблем в обеспечении всем необходимым – от предметов обстановки до медицинских препаратов.

Медсестра с тумбочкой

Так, недавно Комитетом по здравоохранению Ленобласти для паллиативного отделения были закуплены функциональные кровати с электроприводом, которые управляются при помощи пульта и позволяют в автоматическом режиме изменять положение лежака: можно поднять спину или ноги больного. Кроме того, эти кровати укомплектованы боковыми фиксаторами, не позволяющими пациенту скатиться на пол, и вертикальной стойкой с хватом у изголовья, при помощи которой пациент может самостоятельно подтягиваться и менять своё положение.

— Также отделение получило многофункциональные прикроватные тумбочки, которые «лёгким движением руки» могут превратиться в обеденный стол, и аппарат искусственной вентиляции лёгких – у нас появилась возможность кислородной терапии. Так что к оснащению и лекарственному обеспечению мы не имеем претензий, — отмечает заведующий Сиверской больницей.

Пациенты паллиативного отделения могут различаться по возрасту, диагнозу, социальному статусу. Но объединяет их одно – время дожития. Даже преступник, приговорённый к смертной казни, может годами дожидаться исполнения приговора. И жить. У пациентов отделения такой роскоши нет. Для них смерть отсрочки не делает.

Общаться здоровому человеку с неизлечимым больным сложно. Пожелание доброго утра или скорейшего выздоровления звучат издевательски. Разговор о планах на лето и поездке на дачу с внуками – бестактность. Видимо, поэтому медики идут на небольшую хитрость. Если пациент не знает своего диагноза, то, по просьбе родственников, врачи его умалчивают. Чтобы создать у больного человека хоть какую-то иллюзию перспективы. Ведь последнее, что умирает в человеке раньше, чем он сам, это надежда.

Пациент сиверской больницы

Но не только в моральном плане непросто общаться с человеком, «приговорённым» болезнью. Терминальная стадия уничтожает в человеке самого человека. У старушки слева – старческая деменция, она уже не узнаёт даже близких родственников. Её соседка находится под воздействием обезболивающих препаратов, и давно утеряла связь с реальностью. У мужчины средних лет — геморрагический инсульт. Очаг поражения в головном мозге таков, что человек уже не восстановится. Он лежачий, парализованный, ни на что не реагирует.

Правда, не все обитатели паллиативного отделения выглядят столь печально. Пенсионер Николай Васильевич  из деревни Новосиверская только что поступил и с энтузиазмом осваивается на новом  месте, изучая управление функциональной кроватью.

— Я даже не знаю, что сказать, — признаётся пенсионер. – Вот ходил по врачам, они сюда и отправили. Говорят, здесь лечат хорошо. А на что жалуюсь? Да одышка замучила и желудок болит. Как съем чего-нибудь, так словно ножом…

Больной дядька

Напротив расположился Игорь Александрович из Сиверского.  В больнице – пятый день. Он моложе и тоже не склонен предаваться унынию. Несмотря на то, что одной ноги уже нет, а на другой ампутировала лодыжка.

— Ну, в эту больницу я уже давно хожу, можно сказать, постоянный клиент, — откровенничает инвалид. – Мне здесь нравится. Ухаживают хорошо, врачи внимательные, питание приличное, капельницы ставят…

Эти двое мужчин внешне ничем не напоминают своих «коллег по несчастью» из соседних палат. Но первое впечатление обманчиво. Особенно в отношении энергичного пенсионера. У Николая Васильевича – онкологический профиль, подтверждённый диагноз, но не четвёртая стадия. На отделении его полечат и выпишут домой. Но диагноз доказан, методы лечения по спасению жизни исчерпаны. Ему требуется поддерживающая терапия – и медики её окажут.

— Рак не только опасен, но и коварен, — замечает Арам Феликсович. – Он проявляется не сразу. Именно поэтому так важно своевременно проходить диспансеризацию. С онкологией лучше не шутить.

А Игорь Александрович служит примером социальной роли паллиативной медицины. Он не является неизлечимо больным, просто не в состоянии передвигаться самостоятельно. Его подобрали на снегу и привезли в больницу. Родственников у инвалида нет, как и постоянного места жительства. Он получает паллиативную помощь в плане перевязок, некоторые лечебные процедуры, в которых нуждается, за ним осуществляется уход. Мужчине не показано круглосуточное нахождение в хирургическом отделении, где осуществляют экстренную помощь, а для отделения паллиативной медицины он подходит.

После того, как Игоря Александровича подлечат, его передадут в руки социальной службы, которая должна помочь человеку с дальнейшей жизнью. К примеру, выправить документы.

— Да, мы не можем излечить пациента, — резюмирует доктор Хачатрян. — Но мы можем поддержать функции организма, повысить качество жизни, мы освобождаем человека от боли. В этом заключается наша основная задача. Мы – словно добрые ангелы, помогающие человеку в его тяжёлый час.

Николай МОНАСТЫРНЫЙ

 

More 209 posts in N.B! Тема
Recommended for you
Памятник основателям Киева
Мать городов русских

(далее…)