Home » Литературка » Сергей Корчемкин мечтает о школьных учебниках, написанных в стихах
Сергей Корчемкин

Сергей Корчемкин мечтает о школьных учебниках, написанных в стихах

 О чём обычно мечтают люди, когда пенсия уже не за горами?  Уехать на дачу, ходить на рыбалку, что-то мастерить или возиться с внуками. И едва ли кто-то грезит тем, чтобы потерять покой и быть снедаемым поэтической лихорадкой. Сергей Евгеньевич тоже об этом не мечтал, но его в 60 с небольшим, то, что называется, – накрыло.

Гатчинец Сергей Корчемкин инженер-экономист, окончил Ленинградский институт водного транспорта. Работал и в судостроении, и в портах. В армии служил на Курилах на Кунашире. Семья, ребёнок, работа всё как у всех. Поэзию, как все интеллигентные люди, любил, читал, но сам никогда стихов не писал. «А тут вдруг всё просияло, как будто двери открылись, и на меня хлынул яркий свет, вспоминает Сергей. И я начал говорить стихами. Они сами рифмовались. Чтобы я ни начинал рассказывать, всё поворачивалось в сторону стихов».

Как раз в это время я познакомилась с Сергеем Евгеньевичем. Он был одержим какой-то утопической идеей зарифмовать «Поединок» Куприна.

Он рассказывал об этом эмоционально, держа рукописные листы, читал какие-то отрывки, говорил о книге, которую собирается издать, когда произведение будет готово, и производил впечатление человека, который «не ведает, что творит». Это был, кажется, 20-й или 21-й год. На пару лет Сергей пропал из моего поля зрения. И вот я держу ту самую книгу, рукописные фрагменты которой видела, и о которой так пылко рассказывал автор. Сергей Евгеньевич у нас в редакции, мы говорим о сбывшейся мечте:

Сергей Корчемкин читает

У Куприна такой образный язык, у него слова звенят. Когда я читаю «Поединок», сразу представляю картины.

– Вы его часто перечитываете?

Я не то, что перечитываю, я его почти наизусть выучил.

– Почему «Поединок»?

Меня зацепило очень много совпадений с моей судьбой. То, что тогда в армии происходило, и у меня было в армии. И любовь была такая же в армии, и так же меня наказали, на острова сослали, и мне там тоже досталось. Всё очень близко. И то, что было в студенческие времена. Когда Ромашову было тоскливо, он любил на вокзал приходить. И у меня было такое наваждение, я приходил на вокзал и смотрел на уезжающих, приезжающих которые буквально, как волны: туда-сюда, на вокзальную суету, на поезда; меня это завораживло. Я чувствовал героя повести, как современника, живущего со мной рядом. Я стал вчитываться, и всё больше-больше, оказалось, что я так многого не видел раньше. Меня стало распирать, я же должен об этом всем рассказать, донести до каждого особенности психологии Куприна, какие-то его писательские приёмы. Меня это всё так захватило! И я начал писать.

– Ну, хорошо, можно сказать, что Вы занялись неким литературоведческим исследованием. Но, почему в стихах?

Я не могу этого объяснить.

Сергей Корчемкин смотрит на книгу

Ваша книга называется «Стихотворные иллюстрации повести А. И. Куприна «Поединок», но, на мой взгляд, это, скорей, поэтический пересказ повести.

Я рассказываю о «Поединке» Куприна, и представляю своё участие в поединке. То в лице главного героя, то его друга, то ещё кого-то… Вот эти роли, которые я там играл, я ярко представляю картинками. Об этом я рассказываю, как бы иллюстрируя происходящее. А рассказывать нужно так, чтобы тебя Куприн не побил, если бы это прочитал. Я руководствовался именно этим. (Смеётся.)

Кстати, как Вы думаете, Куприн одобрил бы такое творчество? Ему не было бы обидно, что Вы стараетесь «разжевать» написанное им?

Я бы постарался до него донести. В моём окружении есть люди, которые не любят Куприна, не знают его. Когда я их пытался увлечь, просто рассказывая о произведениях, то не видел большого интереса, а когда начал читать в стихах глаза загорались, появлялся интерес, кто-то стал читать Куприна.

– С Вашей стороны это такая популяризация?

Популяризация! Несомненно. Это приложение к Куприну. Знаете, как бывает с законами. Вот такой небольшой закон, а к нему вот такенное приложение с толкованиями и подзаконными актами.

– А если человек не читал «Поединок», читая Вашу книгу он поймёт, о чём речь?

Поймёт. Я специально выстроил это календарно. У Куприна не последовательное изложение событий, а я соблюдал хронологию. Специально для этого я полез в архив, сопоставлял повесть с биографией писателя, выяснил, где это точно происходило, это теперь город Хмельницкий (во времена Куприна город носил название Проскуров. Прим. ред.) на Южном Буге. Там есть и этот мост, на который Ромашов выходил, и эта насыпь, есть места, где цветут эти необыкновенные цветы. И ещё много-много всего…

Благодаря тому, что я выстроил всё хронологично, в моей книге есть то, чего даже нет у Куприна приезд Ромашова в часть. Я для себя календарь составлял, где он служил, где он учился, сколько дорога составляет, когда был его выпуск из училища, в каком месяце? Я понял, что он опоздал в часть немного, он должен был в сентябре раньше приехать. Но он один у мамы, он после училища задержался дома в Москве и в часть опоздал…

– А Вы не боитесь, что прочитав такоё подробное толкование «закона», читатель не захочет браться за сам «закон»? Не получится, что Вы станете не популяризатором Куприна, а его конкурентом?

Нет! Тот, кто начнёт с моих «иллюстраций», обязательно придёт к Куприну!

– А тот, кто «Поединок» читал, ему интересно будет Ваше исследование?

Конечно! Он много чего для себя откроет. У Александра Ивановича некоторые сцены всего абзац составляют, а я пытаюсь понять, почему произошло то или иное событие, что ему предшествовало, почему Ромашов себя так повёл? Я эти размышления разворачиваю и разворачиваю, беру материалы о самом писателе, о его жизни, что ему свойствено, а что нет. Ведь во многом Куприн пишет о себе.

Книга Сергея корчемкина

– В таком случае, для тех, кто не читал повесть, с чего лучше начать: с Вас или с первоисточника?

Без разницы. Всё равно будете чем-то ошарашены, чем-то удивлены. И, в любом случае, захотите прочитать Куприна. Куприн великий писатель, его вполне можно поставить рядом с Толстым.

Я закончил писать, и книга уже издана, а мне не хочется расставаться с героями. У меня в мыслях продолжить, и, может быть, даже отступить от концовки Куприна и написать, что было бы, если бы Ромашов не погиб на дуэли? И хочется портрет каждого героя выписать подробно, развёрнуто: что это за человек, откуда он появился. И его судьба.

– И это всё в стихах?

В стихах! Конечно, в стихах.

– Книга, которую Вы сейчас держите, она удалась? Или сейчас, когда она издана, хочется что-то исправить?

Её нужно разделить на пять книг. Нужно сделать больше иллюстраций. Их должно быть около сотни. Но для этого нужен профессиональный художник. Эти картинки рисовал я, а прорисовывала их, доводя до ума, моя знакомая художница. Иллюстраций совсем немного, мне физически больше было не осилить. Для того, чтобы проиллюстрировать так, как я хочу, нужен профессиональный художник. Я бы и технику иллюстраций поменял: мне кажется, что здесь должны быть лёгкие, контурные изображения. Я вижу, я чувствую, как это нужно сделать.

– Вдруг на Вас снова прольётся свет, и Вы начнёте рисовать – также неожиданно, как начали писать стихи.

Это было бы прекрасно, и самый лучший выход из положения. (Смеётся.)

– Сколько прошло времени от первой строчки до выхода книги?

Два года. Сначала я пишу от руки, потом ввожу в компьютер, потом начинаю вычитывать и править.

– Тираж книги небольшой, 100 экземпляров. Как она находит путь к читателям?

В моей ситуации правильнее сказать: к слушателям. Я стараюсь как можно больше выступать, читаю везде, куда меня приглашают. В школах, в библиотеках, бывают онлайн-чтения. Читаю фрагментарно. Воспринимают,

в основном, хорошо, потому что я делаю это эмоционально, и форма необычная. А потом обязательно говорим о Куприне, делимся впечатлениями. Дети задают много вопросов о Куприне. Мне бы хотелось, чтобы в каждой школьной библиотеке была эта книга.

Кто-нибудь, кроме Вас, прочитал книгу от начала до конца?

Однажды я прочитал её полностью своим друзьям. С небольшими перерывами эта литературная встреча длилась девять часов…

– Есть ли в планах продолжать «препорировать» поэзией прозу Куприна?

Да. Любовная лирика. Особенности купринской любовной лирики это чудо! Я хочу вплести в моё поэтическое повествование все его рассказы. Это может быть будет какая-то встреча за городом, где каждый герой будет вспоминать и рассказывать свою историю. А для детей хочу собрать в поэтическую книгу все рассказы о животных, которые написал Куприн.

Глядя на лежащую передо мной увесистую (никак не меньше полутора килограммов), журнального формата, хорошо изданную, 399-и страничную воплощённую мечту, я уверена, что и все остальные задумки Сергей Евгеньевич обязательно исполнит.

– О чём ещё мечтаете?

Представляете, как было бы здорово, если бы все школьные учебники были в стихах. Особенно, математика!

Стихотворные иллюстрации Сергея Корчемкина рассматривала Алёна РЫБАКОВА

More 191 posts in Литературка
Recommended for you
Всемирный день поэзии
Во Всемирный день поэзии во Всеволожске  поэты встретятся на «Малой поэтической арене»

Участников поэтических объединений приглашают  на конкурс "Малая поэтическая арена Всеволожского района 2024". (далее…)