Home » Вспоминают дети войны » До сих пор не верится, что нас не расстреляли… (Воспоминания Лины Петровой)
Лина Петрова

До сих пор не верится, что нас не расстреляли… (Воспоминания Лины Петровой)

Родилась я в Псковской области 26 ноября 1939 года, в деревне Шубино. Я была маленькая (мне не было и двух лет, когда началась война) и плохо помню многие моменты. Да и мама не хотела вспоминать военные годы.

Семья наша была большой. Папа — Николай Иванович — 1910 года рождения, мама — Анна Михайловна — 1911 года, бабушка Саша и тётя Мария Ивановна — 1907 года. В 1939 году началась Финская война, папа ушёл воевать, и я родилась без него. Потом отец вернулся с фронта, но через малое время, в 1941 году, был снова призван в Красную Армии. Брат мой Толя тоже родился в его отсутствие.

Вечером 9 июля 1941 года войска Красной Армии были вынуждены оставить город Псков. А к середине июля и вся территория Псковского района была оккупирована врагом. В 1942 году отец прислал письмо, где писал, что находится на Корейском перешейке и завтра выступают на Выборг. Больше  никаких писем от него не было. Позднее пришло извещение, что отец пропал без вести. После этого известия мама с нами перебралась к своим родителям в деревню Ямок.

Уже во взрослой жизни, читая о бесчинствах немцев на псковской земле во времена войны, вспоминаешь, что на оккупированной территории они отбирали у жителей всё, что можно: вещи, скот, дома. Я помню, как они отбирали нашу корову, но мама её отстояла, несмотря на то, что немец бил её пистолетом по голове, а мы с братом орали во всё горло от страха, вцепившись в подол материнской юбки. Вот сейчас думаешь, как он нас не убил в тот момент. Корова наша Морька прошла с нами всю войну. Если б не она, не выжили бы.

Останавливаясь в нашей деревне, немцы выгоняли всех жителей из домов. Летом мы жили на огородах в погребах, а зимой в лесу — в окопах, ямах, благоустраивая их. Жили впроголодь. Летом-то ещё ничего: пекли лепёшки с грибами, с мхом, собирали картошку по полям, когда она была.

Через нашу деревню проходила дорога Ленинград — Одесса. Большой техники я не помню, но немцы у нас были на мотоциклах. Уже позже узнала, как немецкий карательный отряд арестовал жителей и запер их в здании сельской церкви. Всех, пытавшихся уйти из деревни, расстреливали на месте. Затем храм Ильи Пророка был взорван, и все закрытые в нем люди погибли под его развалинами.

В ноябре 1943 года была дотла сожжена деревня Лихово. Уцелевшие жители начали возле своих пепелищ устраивать землянки, чтобы укрыться от холода. Однако в январе 1944 года карательный отряд вновь прибыл в деревню и расстрелял 15 человек, в том числе четырех детей от года до пяти лет.

22 октября 1943 года гитлеровцы превратили в пепел деревню Ланева Гора. Были расстреляны и погибли в огне почти все жители деревни, в том числе 3 грудных ребенка и 29 детей до 14-летнего возраста. Ужас, что вытворяли немцы! Нас тоже ждала такая учесть, но Бог миловал. После того, как в нашей деревне убили старосту в 1944 году глубокой осенью, всех жителей согнали в середину деревни, окружив со всех сторон на мотоциклах.

Я помню, что было очень холодно, ко мне подошёл немецкий солдат и дал мне рукавички. Оказывается, Советская Армия подходила к нашей деревне (как мы потом узнали), и немцам было не до нас. Они в спешке обливали дома бензином и поджигали. После этого уехали, оставив нас в живых. До сих пор не верится, что нас не расстреляли.

Наш край деревни немцы не успели поджечь, дом наш стоял в стороне — и до сих пор стоит. После победы, видя, как в одну семью вернулся отец, мы с братом бегали на дорогу и сидели целыми днями на ней, ждали папу с войны.

Послевоенная жизнь медленно, но налаживолась. Корова наша помогала всей деревне пахать огороды. Сеяли, что могли. После войны ездили в Литву за хлебом, мешками привозили, пока свой не вырастили.

Школу до четвёртого класса я закончила в своей деревне, а с 5 по 7 класс училась в районе за 25 км от дома и жила у тётки. После школы начала работать в соседнем посёлке Пожеревицы оператором в инкубаторном цехе.

В январе 1959 года вышла замуж, муж работал трактористом в селе — трактористов в армию не забирали в то время. Однако в августе мужа призвали в армию, службу он проходил в Германии. В ноябре родился сын Витя. Муж остался на сверхсрочную службу и вызвал меня с ребёнком к себе. Мы прожили в Германии 4 года, за это время родилась дочь Люда.

В 1966 году мы всей семьёй вернулись домой в посёлок Пожеревицы. Я устроилась работать в ателье, а муж Анатолий работал на электростанции. В 1971 году мы всей семьёй переехали в Ленинградскую область в Гатчинский район на вновь открывшуюся птицефабрику «Войсковицы», и работали там до выхода на пенсию.

В 2004 году умер муж, дочь живёт своей семьёй, а я осталась с младшим сыном Витей. С 2010 года работаю в Совете ветеранов Войсковицкого поселения. В нашем посёлке работает Школа третьего возраста, куда я хожу и занимаюсь в творческой студии, ментальной математикой, занимаюсь в группе профилактики болезни Альцгеймера. Езжу на экскурсии с курсистами, хожу на вечера встреч, лето провожу на огороде. Жизнь бьёт ключом, так что скучать некогда.

Наталья ПИДОРИЧЕВА

 

 

Recommended for you
Галина Совершаева
Трудное детство, войной опалённое…

Я, Совершаева Галина Ивановна, родилась в январе 1932 года в Архангельске. Когда началась война, мне...