Home » Колонки » Наши люди в Париже » В тисках «развесистой клюквы»
Олег KALANOV

В тисках «развесистой клюквы»

Олег KALANOV

Частенько задаю россиянам разного возраста один и тот же вопрос: «Что вам представляется при слове «Франция»? Ответы получаю вполне ожидаемые. Даже традиционны.

В первую очередь, конечно, это Эйфелева башня, Триумфальная арка, Лувр, Париж. Другие называют Наполеона и одноимённый коньяк, Французскую революцию, третьи — духи, журналы мод, Карден, Диор, Шанель. Кто-то вспоминает певцов и артистов кино — Ив Монтан, Шарль Азнавур, Эдит Пиаф, Мирей Матье, Луи де Фюнес, Пьер Ришар, Делон, Депардье, Бельмондо, кто-то — писателей и художников Мопассана, Стендаля, Бальзака, Дюма, Дега, Пикассо…

А какие ассоциации возникают у французов при слове «Россия»?  Снег, холод, бескрайность, Сталин, ГУЛАГ, Путин, Медведев, Ленин, Горбачёв, перестройка, водка, икра, мафия, Достоевский, Чехов, Толстой, Святая Русь, царь, революция, Красная площадь, Москва, Сибирь, фигурное катание, самовар, матрёшка…

Из опросов видно, что для россиян Франция — центр культуры и моды, что россияне довольно хорошо знакомы с культурой современной Франции. А для французов Россия — природный и политический апокалипсис.

Во Франции книги русских писателей встречаются редко, нашего кино здесь почти не знают. Поэтому и имён российских киноартистов вам никто не назовёт. Об эстраде и не заикайтесь. Все считают, что русские слушают только Чайковского. Очень выручил Год обмена культурой. Ни до этого, ни после столько российских фильмов, театральных постановок, художественных выставок я не видел.

Восковая фигура Путина

Зато все знают, что в России есть балет. Из артистов мне сразу назвали Нижинского, Нуриева и Дягилева. К сожалению, все уже давно покойны. Молодым россиянам мало что говорят эти фамилии, а здесь помнят. В постоянной экспозиции Музея восковых фигур «Гревен» в Париже есть фигура Нуриева. Во время перестройки там был Горбачёв. Потом его убрали, поставили Ельцина. Затем и Ельцина убрали. Теперь в музее стоит вечно молодой Путин в компании с Трампом. И Нуриев продолжает «танцевать». Больше никто из россиян в воске не отметился.

Меня очень удивило, когда при опросе один француз назвал Хрущёва. Он объяснил это так: «Когда я был подростком, по телевидению показывали сессию ООН. Там был и Хрущёв. Во время обсуждения какого-то вопроса поднялся шум, все хотели высказаться, а Хрущёв снял ботинок и начал стучать им то ли по столу, то ли по трибуне — уже не помню. На меня это произвело такое сильное впечатление, что запомнилось на всю жизнь».

Что думают о нас французы? Вы читали книгу Александра Дюма «Учитель фехтования»? Там дело происходит в России, в Петербурге, в период восстания декабристов. Главный герой, конечно, француз. Он принимает участие в восстании декабристов и идёт на Сенатскую площадь не ради политических убеждений, а исключительно для того, чтобы умереть из-за несчастной любви.

Морозы в Петербурге такие, что у людей прямо на ходу отваливаются носы и слова на лету замерзают. Ездят в России на санях, а за санями мчатся голодные волки. Почитайте, получите большое удовольствие! Из рассказов Дюма о путешествии по России мы знаем, что, отдыхая, он сидел под «развесистой клюквой». Знакомое выражение?  Так что для французов Россия — это что-то экзотическое: самовар, изба, мороз минус пятьдесят градусов.

Зато французы имеют в России репутацию пожирателей лягушек! Русские туристы, приезжая во Францию, нередко первым делом требуют лягушек на обед. И очень удивляются, когда хозяин дома или ресторана говорит, что лягушек у него нет и сам он их никогда не ел. Лично я лягушек смог отыскать только в китайском ресторане.

Впрочем, многие французы уверены, что все русские за каждой едой пьют водку, и им даже в голову не приходит, что некоторые пьют её не только за едой… Причём пьют обязательно стаканами, а стаканы затем кидают через плечо на пол. Ещё от французов я узнал, что в России почти на всех вечеринках играют в «русскую рулетку». Причём это происходит именно так. Всегда под утро, когда уже все пьяные. Перед тем, как ехать кататься на тройках, на серебряном подносе приносят шесть револьверов, только один из которых заряжен.

Да, влияние литературы сильно! Многие спрашивали меня, был ли я на родине Мишеля Строгова? Есть ли там его музей? Сначала я не мог понять, кто это такой, но после упорных расспросов установил, что Мишель Строгов — персонаж одноимённого романа Жюля Верна. Вымышленный, естественно. Он родом из Сибири, кажется, из Иркутска. В книге он совершает путешествие через всю Россию с бесконечными приключениями. Но те, кто читал эту книгу, воспринимают его, как реально существовавшего человека.

Хотя во Франции читают мало. Я всегда считал, что самый страшный зверь на земле — это жёлтое детективное чтиво. Но здесь понял, что всё познаётся в сравнении. Во Франции зачитываются комиксами. Здесь их называют «банд де синэ». В дословном переводе «лента рисунков». Это повальное увлечение. Особенно среди молодёжи.

Как-то на литературном вечере один француз спросил, что я читаю. Пока я мысленно переводил на французский название последнего прочитанного романа, он меня опередил. «Вы знаете, — выпалил собеседник, — я тоже предпочитаю банд де сине!»

Всё понятно. Дальше можно или смеяться, или плакать. Главное, практически полное отсутствие текста. И, естественно, напряжения мозговых извилин. Вуаля (voilà).

 

Recommended for you
Олег KALANOV
LA   RUCHE (УЛЕЙ) 

(далее…)