Home » Колонки » Наши люди в Париже » Экономия по-французски: всеобщая и бесполезная
Олег KALANOV

Экономия по-французски: всеобщая и бесполезная

Олег KALANOV

Я никогда не одобрял бережливость и скопидомство западных украинцев, называя это некрасивым словом «скаредность». Пожив на Западе, понял, что вовсе это не скаредность, а обыкновенная жадность. Скаредность родом из Франции. Французы очень экономны, но их экономия абсолютно бесполезна. И, к тому же, объектом экономии они выбирают то, что нам и в голову не придёт.

Экономят на воде, на отоплении, на электричестве, чуть ли не на спичках. Они могут купить новую машину за 20-30 тысяч евро, а потом всю зиму сидеть без отопления, чтобы сэкономить 30-40 евро в месяц. На юге Франции есть люди, которые всю зиму не топят из соображений экономии. На севере так, конечно, не проживёшь. Но и там топят минимально. Здесь никогда не увидишь такого, чтобы отопление было включено и окно или дверь нараспашку. Типа, хочу проветрить. Отопление везде регулируется. Его можно прибавить или убавить. Включить или выключить. Некоторые топят только в спальне.

Лампочки всегда минимальной мощности. «Мы любим мягкий свет», — говорят французы. Мягкий — это хорошо, но не настолько же! Зато не воруют. Всякие бяки-закаляки в счётчик — это знают только поляки и эмигранты из бывшего СССР. По окнам видно, где живут эмигранты. О том, что придут проверять счётчик, уведомляют письменно за десять дней. Вы подготовьтесь, пожалуйста. А как же, подготовимся. Многие перешли на электронные счётчики. Такие счётчики ночью считают по другому тарифу, в два раза дешевле, и тогда уж греют титаны, пьют чай, включают отопление.

Вода тоже по счётчику и тоже дорогая, особенно горячая. Во многих домах такой порядок: сто литров горячей воды на квартиру в сутки. То есть, один человек принял ванну, и всё — остальным нечем даже умыться. Или по повышенному тарифу. Поэтому ванн почти не осталось, только души. Но зато в турпоездках, в командировках, где всё равно уже уплачено, никто не упустит возможность полчасика поваляться в пенной воде и попускать бульки, как бегемот. В сельской местности, кто может, роет колодец. Из колодца вода бесплатная.

Есть люди, которые делают покупки только в дорогих магазинах, но в кино ходят только по средам. В среду билет на полтора евро дешевле, чем в другие дни. Многие французы покупают участок, а потом строят дом. Строят его постепенно, иногда всю жизнь, потому что сразу слишком дорого. Пол, потолок, стены строят профессиональные строители. Потом семья перебирается и начинает постепенно отделывать одну комнату, потом вторую, третью, первый этаж, второй этаж, обустраивать сад…

Когда всё готово, начинают по второму заходу, потому что уже пришла пора начинать ремонт. А по ходу ремонта можно кое-что усовершенствовать. Теперь уже средства позволяют. Делают камин, пристраивают террасу, иногда бассейн. Со стройматериалами проблем нет. Были бы деньги. Мелкий ремонт многие тоже делают сами.

Обычно во Франции качество товара возрастает пропорционально цене, но это не всегда так. Один и тот же товар в дорогом магазине будет стоить в два раза дороже, чем в дешёвом, и раз в пять дороже, чем на рынке. Торговля очень гибкая. Масса всяких скидок и распродаж. Когда вещь только поступила в магазин, она, например, стоит 20 евро, если через месяц не продана, уже — 10, а на распродаже может уйти за 1-2 евро. Всё ж лучше, чем просто выбросить.

Кроме всех прочих скидок и распродаж существуют две грандиозные месячные сезонные распродажи. Зимняя и летняя. Называются они soldo (сольдо или сольди). Бывают зимой в начале января, летом в начале июля. Это сумасшествие Франции. И покупатели, и продавцы сходят с ума. В последнюю неделю продают за копейки то, что стоило сотни, лишь бы продать, не выкинуть, и освободить место для новой коллекции. Покупатели тратят многомесячный бюджет на абсолютно ненужные вещи, потом сдавая их в приюты и Красный Крест. Ну, об этом нужно писать отдельно. Впрочем, нечто подобное давным-давно было и у нас. На моей памяти, конечно, нет, а вот в конце девятнадцатого века кто-то из классиков писал:

«У нас в особом авантаже

Всегда бывали распродажи,

Чтоб проще, легче и быстрей

Опустошать карман мужей».

Вуаля (voilà).

 

 

Recommended for you
Олег KALANOV
Чисто парижское эссе

(далее…)