Home » Колонки » Наши люди в Париже » Балет с русской душой
Олег KALANOV

Балет с русской душой

Олег KALANOV

«Месяца через два, через три средства мои совершенно иссякнут — и что тогда? Ужели нобелевскому лауреату погибнуть? Нищета, дикое одиночество, безысходность, голод, холод, грязь — вот последние дни моей жизни. И что впереди? Сколько мне осталось? И чего? Верно, полной погибели…»

Так писал Иван Бунин в своём дневнике в 1949 году. Вот так бывает на чужбине. Впрочем, не у всех. И не только на чужбине. Бывает везде и по-разному. Наверное, так бывает у тех, кто отдаёт всё — и духовные, и душевные силы, не экономя и не думая о завтрашнем дне — ради одной цели или предназначения. Ради того, для чего он пришёл в этот мир.

Так умер в Венеции в 1929 году — в полной нищете и забвении — маэстро Сергей Дягилев, подаривший Парижу «Русские сезоны» русского балета. И не только балета, но моду на всё русское. С 1911 по 1929 Париж взрывался восторгом. «Русские сезоны» были популярны также в Лондоне и в Риме.

Русский балет оказал большое влияние на развитие мирового хореографического искусства. Организаторский талант и творческая интуиция позволили Дягилеву собрать целую плеяду таких выдающихся личностей как Вацлав Нижинский, Михаил Фокин, Серж Лифарь, Джордж Баланчин.

Над декорациями и костюмами дягилевских постановок работали его соратники по «Миру искусства» Леон Бакст и Александр Бенуа. Также Дягилев привлекал в качестве декоратора передовых художников — Пикассо, Матисса, Ларионова, Гончарову. Не менее плодотворным было сотрудничество Дягилева с известными композиторами — Стравинским, Штраусом, Равелем, Прокофьевым, Дебюсси.

«Сезоны» Дягилева сыграли значительную роль в популяризации русской культуры в Европе и способствовали установлению моды на всё русское. В том числе и на русских женщин. Первая жена Пикассо Ольга Хохлова, муза и вдохновительница золотого периода, была балериной труппы Дягилева.

«Дягилевские сезоны» завораживали Европу. Многие выступления финансировались мадемуазель Шанель. Это была благодарность за вдохновения. Ведь часть своих шедевров Коко создала под влиянием «Дягилевских сезонов».                                                                               Говорят, что маэстро был суеверен и строго-настрого запрещал снимать свои представления на камеру, так как его танцоры «слишком прекрасны, чтобы быть запечатлены на плёнке». Он боялся, что такое новшество, как синема, разрушит таинство и магию танца. Но опасения были напрасны. Один из зрителей всё-таки нарушил запрет и запечатлел на плёнку выступление Сержа Лифаря в спектакле Les Sylphides на Фестивале нарциссов в швейцарском городе Монтре в 1928 году. Но сознаться не нашёл в себе сил, и плёнка пролежала долгие годы в архиве британской киностудии «Пате».

Была обнаружена уже в 21-ом веке и впервые представлена на выставке «Русский балет», с большим успехом проходившей с сентября 2010 по январь 2011 года в лондонском Музее Виктории и Альберта. Это событие стало настоящей мировой сенсацией в истории балета.

После смерти маэстро один из его учеников, Серж Лифарь, проявил талант администратора, став директором парижской оперы. Лифарь был её бессменным руководителем до самой смерти с перерывом в несколько лет, когда Сержу пришлось защищать своё честное имя.

Дело в том, что его обвинили в сотрудничестве с немцами во время оккупации Парижа. На самом деле, он не только не сотрудничал, но, прилагая недюжинные дипломатические усилия, сделал так, что ни один работник оперы, среди коих было много евреев, не был отправлен в лагерь уничтожения. Когда правда восторжествовала, Серж опять занял своё рабочее место и не покидал его до последнего вздоха.                                                                         С течением времени мода на русский балет в Париже не угасла. К нам приезжают и с большим успехом гастролируют Мариинка, Балетный коллектив Игоря Моисеева, а Большой возобновил «Дягилевские сезоны». Зритель снова рекой, потому что магию русского балета не в силах разрушить ни синема, ни видео, ни другие электронные новшества.

Русский балет – это часть русской души, а русская душа неистребима. Вуаля (voila).

 

Recommended for you
Олег KALANOV
Чисто парижское эссе

(далее…)