Home » Колонки » Наши люди в Париже » Addict: страстный поклонник, очарованный странник
Олег KALANOV

Addict: страстный поклонник, очарованный странник

Олег KALANOV

В современном мире есть большая проблема — одиночество. В России оно обусловлено одними причинами, во Франции — совсем другими. Но здесь одиночество также же актуально и не менее жестоко.

Люди, живущие за границей временно, либо приехавшие на поиски удачи, попадают под двойной удар. Они не могут создать семью с французами и француженками, потому что мы разные.  Любые такие попытки в 99,9 случаев оканчиваются разводами или глубокими депрессиями, психбольницей, суицидом.

Те, кто надеялся вернуться на родину, говорят: «Через год назад ехать ещё не с чем, через два уже не к кому». Остаются только воспоминания. Ими мы и живём. Вот какое письмо — листок из дневника — случилось подобрать мне в Сифоре, куда я зашёл, чтобы вкусить аромат ушедшей любви.
«Привет! Я весь благоухаю Dior Addict. Получил твоё письмо и тут же отправился в Siphora (самая большая парфюмерная сеть магазинов в Европе) найти твой запах, и облился им с ног до головы. Кстати, это не возбраняется. Пробуя духи, можешь вылить на себя хоть целый флакон. Многие этим пользуются.

Не имея денег на особо изысканные ароматы, но желая произвести эффект при первой встрече, или при особо важном рандеву, заходят и нагло брызгаются самыми дорогими духами. Некоторые делают это каждый день. Но это не эпидемия. Откалывают такие трюки, как правило, наши соотечественники. Французы к парфюмерии относятся достаточно ровно, многие и вовсе не пользуются, или покупают за свои, a нашим, как малым детям, всё прощают.

Так вот, я окунулся в аромат Addict, чтобы прикоснуться к твоей ауре. У нас эти духи существуют в двух вариантах — в белом и черном флаконах. Мне больше понравились черные. Они гуще, терпкие, в них присутствует какая-то манящая зелень. Разговоры о цене абсолютно не уместны. Я выбираю не корову, не станок, который будет приносить большую или меньшую прибыл, я покупаю аромат-память. Он будет окружать тебя ежеминутно, напоминая обо мне и даже в самые-самые мгновенья я буду витать между вами. Это деньгами не измеряется.

Почему ты выходишь замуж — тебе знать лучше. Но ни для кого не секрет, что ты это пока не осознала сама, родственники мне говорили: «Она сама ещё не понимает, зачем ей это нужно». Так что ни о чём и никому говорить не надо. Все об этом знают давно. То, что сквозит в жестах, взглядах и полутонах в особых комментариях не нуждается. Нужно ли тебе это делать? Решишь сама, чтобы обижаться было не на кого. Только надо ли бороться с собой? Если ты родилась свободной, свободной и умрёшь. Клетка, даже золотая, она всегда клетка.

«Ни мужа, ни патрона», — провозглашают французские женщины. Некоторые. Что уж их к этому побуждает — не знаю. Они даже выходят замуж за арабов и надевают паранджу, но это ненадолго. «Ни мужа, ни патрона», — звучит над сорванной паранджой. Но не потому, что они все любовницы-проститутки, а потому, что родились свободными.

Любовница — это когда есть муж, все остальное разные категории свободы. Чтобы твоему будущему мужу избавиться от навязчивой ревности ко мне и к Франции, как ни странно, нам нужно встретиться и подружиться, тогда он убедится, что всё было давно в другой жизни и не с нами. Сейчас его бриллиант принадлежит ему и только ему, а хранение можно доверить другу. Где есть настоящая мужская дружба, нет места предательству. Устояв против женских чар ради дружбы, мужчина понимает, что он действительно мужчина и нет преград мужскому началу.

Странно, о фотографиях я давно забыл. Тебе, если уж решилась шагнуть в другую жизнь, надо было отправить их в утиль. Ведь это счастье из прошлой жизни. Но странная штука память. Стоило только её чуть подтолкнуть и что-то мягкое-мягкое, зародившись глубоко внизу, накатывает тёплой приливной волной, поднимается всё выше и выше…

Взорвавшись в мозгу, разлетается брызгами шампанского по всему телу, покалывая, пощипывая у корней волос и в кончиках пальцев, заставляя содрогаться всем телом, стряхивая мурашки со спины, превращает руки в железные клещи и ещё крепче сжимаешь в объятиях любимую, до вспышки, до розового тумана. И вот вы — одно тело, мерно плывущее по волнам благости.

И во мне что-то затеплилось, вспыхнуло и взорвалось. Каждая встреча, каждый взгляд, каждое прикосновение пролетело розовой чайкой, на прощание махнув крылом, растворяясь в туманной дали семейной неизбежности».

*Патрон — французское слово включающее множество понятий: работодатель, шеф, начальник, спонсор и т.д. и т. п.

Recommended for you
Олег KALANOV
Чисто парижское эссе

(далее…)