Home » Колонки » Неформатное чтиво » Опять — двадцать пять
Монастырный Николай

Опять — двадцать пять

Николай МОНАСТЫРНЫЙ

Приветствую тебя, мой отдохнувший читатель! С моей последней колонки минул месяц. Отзвенели новогодние бокалы, пролетели новогодние каникулы, вернулись будни. Герой юморески Аркадия Аверченко «Новогодний тост» утверждал, что в новом году всё должно быть новым. Может быть. Но наша стабильность тем и отличается от остального мира, что наше новое — это старые песни. О главном.

Итак, посмотрим, что нового произошло в отечестве за первый месяц нового же года. В Россию вернулся недоотравленный «берлинский пациент» Алексей Навальный, имя которого до сих пор упорно не называет дорогой Владимир Владимирович. Алексея прихватили прямо в аэропорту и препроводили в узилище.

За что арестовали оппозиционера — непонятно. Да и неважно, поскольку наш самый гуманный суд разберётся. И накажет, за что попало. Хоть за экстремизм, хоть за работу на японскую, финскую и германскую разведки одномоментно. Суду не привыкать. Как и господину Навальному. Как и нам всем. Ибо в имеющейся российской реальности поговорка про суму и тюрьму стала актуальной до зубовного скрежета. Но есть ли в этом что-то новое? Вряд ли.

Фильм Навального «Дворец для Путина» в интернете посмотрели 100 миллионов человек — федеральные канали со своей кондовой пропагандой просто задохнулись от зависти. Возможно, именно это расследование послужило катализатором массовых выступлений трудящихся 23 января, когда на демонстрации за освобождение оппозиционера вышли сотни тысяч по всей России.

Демонстрации были мирными, поэтому типа правоохранители действовали, как на войне. Как результат — тысячи задержанных, заработал конвейер по «шитью» уголовных дел. А на самых честных и правдивых федеральных каналах об этом — ни слова. Разве есть какая-то новация в этих действиях для моего прозорливого читателя? Сомневаюсь.

Впрочем, политика — политикой, а мы, всё же, на земле живём. А на земле хозяйничает коронавирус, будь он неладен. Посему не могу обойти вниманием эту тему. Точнее, тему хвалёной вакцинации. Вот лично меня дико бесит реклама в телеящике, когда приходится с ним сталкиваться. Суверенная реклама, как русский бунт — бессмысленна и беспощадна. И бесполезна, потому что ничего действительно нужного не рекламирует.

Но вот на днях появилась социально-ориентированная рекламка, призывающая граждан стройными рядами отправляться на вакцинацию от заразы. Мол, сохрани жизнь себе и близким: получи порцию отечественной вакцины — самой отечественной в мире! И это хорошо. Я бы и сам не против уколоться, ибо пребываю в группе риска. Но фишка в том, что нас призывают к тому, чего нет.

Вот в нашей победоносной Ленинградской области проживает, дай бог памяти, около двух миллионов человек. Согласно официальной информации, на 27 января в наш регион было поставлено 9342 комплекта вакцины. Всего. А темп вакцинации последних дней — 2 тысячи человек в сутки. Короче, весь имеющийся препарат уже «съели».

Посему комитет по здравоохранению Ленобласти обратился в Минздрав за добавкой. «В листе ожидания на сегодня более 10 тысяч человек. Комитет по здравоохранению обратился в Минздрав РФ с просьбой об актуализации графика поставок вакцины от COVID-19 в Ленинградскую область», — говорится в сообщении.

Но наша область в России — не единственная. Да и вакцинируют в настоящее время, по большей части, граждан «социально-ориентированной» деятельности. Да и 10 тысяч комплектов вакцины для людей из «листа ожидания» погоды не сделают. Короче, при существующих темпах вакцинации на «обеззараживание» всех ленинградцев, упрощённо, понадобится около года. От имеющегося штамма. И не считая возможного форс-мажора.

Так что вакцинации — да. Но зачем будоражить народ с федерального верха и призывать бежать в поликлинику, где препарата тупо нет? А это уже наша суверенная reality: создать видимость и прокукарекать, что мы опять впереди планеты всей. Разве это внове? Отнюдь.

Одним словом, пока в нашем царстве-государстве всё стабильно. Рабочие места схлопываются, зарплаты сокращаются, экономика падает, светлое будущее не наблюдается. Увы, но новый год не принёс ничего нового. Исключительно хорошо забытое старое. Как говорится, опять — двадцать пять.

Или я неправ?

 

 

 

 

Recommended for you
Монастырный Николай
Хромые обещания

(далее…)