Home » Колонки » Неформатное чтиво » «Матильдово» обострение
Монастырный Николай

«Матильдово» обострение

Николай МОНАСТЫРНЫЙ

Вспомнился сатирический монолог Михаила Задорнова «Я не понимаю» из конца восьмидесятых, в котором обычный «совок», внезапно подвергнутый перестройке, гласности и ускорению, жаловался на абсолютное непонимание происходящего. Хотя я тогдашнее происходящее понимал. Зато теперь мне тоже стало много чего непонятно в окружающей действительности.

В частности, мне совершенно неясна причина ажитации масс и бурление всевозможных субстанций вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда». Картину никто не видел, художественных достоинств не оценивал, мнение составить пока что не из чего. Тем не менее, бутылки с зажигательной смесью уже летают, машины горят, а грузовик с газовыми баллонами въезжает в витрину екатеринбургского кинотеатра.

Участники всех этих уголовно-трактуемых деяний именуют себя православными христианами и негодуют по поводу того, о чём не имеют ни малейшего представления, совершенно наплевав на христианские же заповеди. Маховик недержания праведного негодования супротив демонстрации обычной костюмной мелодрамы раскручивается, бурления усиливаются, градус кипения страстей повышается, а до начала проката «Матильды» ещё целый месяц — есть время разгуляться поборникам нравственности и сочувствующим.

В свете вышеизложенного мне совершенно непонятна реакция на происходящее государевых и церковных властей. Точнее, отсутствие реакции. Что, в свою очередь, наводит на определённые размышления в плане интересов некоего выгодоприобретателя от всего творящегося противоправного беспредела. Но мой спич не столько о собственно «матильдовом» обострении чувствительности определённых масс, сколько о возможностях его избежать. Упущенных возможностях.

Вот, к примеру, прокатное удостоверение фильма, дающее разрешение на его демонстрацию «широким экраном», было получено ещё 10 августа. А дата начала показа в кинотеатрах — 26 октября. Кому нужна эта затяжка, в каких целях сделана? Может, следовало начать прокат сразу после одобрения Министерством культуры? Такой упреждающий ход мог опередить негодующих противников, лишив их времени на выработку тактики и стратегии подпольной борьбы. И на сегодняшний день о «Матильде» уже никто бы и не вспомнил. Это первая упущенная возможность.

Вторая возможность. Имеющаяся у нас церковь по строению своему идентична любой государевой структуре. К примеру, армии. У церкви такое же единоначалие, есть свой главный министр, свои генералы и офицеры, а роль рядового состава исполняет паства. В своей деятельность церковь руководствуется своим же уставом. Правильно? Соответственно, как в армии, приказ церковного начальника — закон для подчинённого. Равно как и просьба начальника воспринимается как приказ, невыполнение которого чревато.

Вот мне и подумалось, что церковному руководству не составило бы особого труда настоятельно рекомендовать своим прихожанам не смотреть богопротивный фильм, дабы не осквернять своей веры. И истинно верующие спокойно вняли бы такой рекомендации сверху. Мало того, обходили бы кинотеатры за версту и трижды плевали через плечо. Ничего сложного. А отступников, польстившихся на мирскую замануху, можно было-бы и наказать, присудив прочесть «Отче наш» 100500 раз. Так сказать, в назидание.

С другой стороны, крикливых «истинно верующих», повадившихся, в нарушение высочайшей рекомендации, посещать не богоугодные мероприятия, а потом жутко оскорбляться в своих чувствах на потребу продажным СМИ, можно признать «не истинно верующими», ничего общего не имеющими с христианским смирением и покаянием. В результате — улучшение имиджа духовного института в глазах общества и никакого «матильдова» обострения. Но церковь помалкивает. Хотя и сама смогла бы снять правильный духоподъёмный фильм. У меня даже идея имеется.

Итак, в страшных муромских лесах обитает схимник Амвросий, в миру — секретный физик Наум Шниперзон. Между молитвами, постами и воздержанием схимник Амвросий изобретает машину времени в виде «Лады-Калины» (Шниперзон, как-никак). Церковное руководство, преисполненное веры и патриотизма, решает отправить в прошлое группу супергероев, дабы предотвратить октябрьский переворот и спасти царскую семью.

Группу возглавляет майор Пронин, а его помощниками являются герои вселенной НТВ – Глухой, Немой и Слепая. После крутых приключений в прошлом и спасения венценосного Николая супергерои возвращаются в Москву, где гудят колокола, сверкают купола, и страна пышно отмечает 400-летие дома Романовых. И все остальные страны нам завидуют.

Впрочем, я погорячился. Ведь при спасении царя вся история пошла бы по-другому. Не было бы ни усатого «эффективного менеджера», ни Великой Победы, ни Юрия Алексеевича нашего Гагарина — ничего из того, чем привык гордиться суверенный россиянин. И вместо фото Владимира Владимировича в начальственных кабинетах висели бы портреты очередного помазанника. Типа Путина нет, а Россия есть. Вот блин, точно я погорячился с таким сценарием, беру свои слова обратно.

Зато совсем не погорячился депутат областного Заксобрания Владимир Петров. Причём, в очередной раз не погорячился. Согласно информации деловой газеты «Взгляд», депутат Петров  обратился с открытым письмом к папе римскому Франциску с просьбой дать оценку жизни Матильды Кшесинской для последующей её канонизации. Как рассказал народный избранник, это помогло бы разрешить конфликт вокруг фильма «Матильда».

«В случае если обращение будет рассмотрено и какая-либо форма беатификации (обряд причисления умершего к лику блаженных в католической церкви) Кшесинской произойдет со стороны католической церкви, то, возможно, это станет примиряющим шагом между радикалами и интеллигенцией современной России», — передает РИА «Новости» слова Владимира Петрова.

Напомню, что областной депутат проявляет повышенную законотворческую активность. К примеру, ранее господин Петров выступил с инициативой уравнять на законодательном уровне различное написание одних и тех же имен, отчеств и географических наименований, а также предложил запретить супружеские измены. Вот это точно в духе времени и внушает своей актуальностью.

Как-бы там ни было, по России шагает осень, чреватая всевозможными поведенческими отклонениями и мозговыми обострениями. И «матильдово» — лишь одно из них, но самое наглядное, ставящее диагноз всему происходящему в обществе. Цели и задачи которого я всё больше не понимаю.

Или я неправ?

 

 

Recommended for you
Монастырный Николай
Money, money — в чужом кармане

(далее…)