Home » Колонки » Анализируй это » Как оценить наличие совести у судей, следователей и прокуроров?
Владимир Леонов

Как оценить наличие совести у судей, следователей и прокуроров?

Владимр ЛЕОНОВ

Статья 17 уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ гласит: «Судья, … прокурор, следователь, … оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». Это называется «свобода доказательств».

В советские времена необходимо было руководствоваться законом и социалистическим правосознанием. В наши времена «социалистическое правосознание» заменено на «совесть».

В комментарии к данной статье УПК утверждается: «оценка доказательств представляет собой осуществляемую в логических формах мыслительную деятельность, направленную на определение… относимости…, достоверности… каждого отдельно взятого доказательства, так и всей собранной по делу их совокупности. Результаты оценки доказательств позволяют следователю, … судье и суду принимать законные и обоснованные уголовно-процессуальные решения…».

В рамках русского языка мыслительная деятельность – это рассуждения по поводу доказательств, которые должны соответствовать требованиям формальной логики, обязательной для всех участников судебного процесса.

Кроме того, видимо, в связи с массовыми нарушениями этой статьи УПК РФ Конституционному суду РФ пришлось принять определение №42-О от 25.01.2005 года: «Не допускается отказа… прокурора, а также суда при рассмотрении… жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в ней доводов, а также мотивировки своих решений путём указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются…». Всё это касается уголовных процессов.

Для рассмотрения сообщений о преступлениях принято специальное Постановление пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 1, в соответствии с которым судья при рассмотрении жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ должен выяснить проверены ли и учтены ли следователем все обстоятельства, на которые указывает в жалобе заявитель, и могли ли эти обстоятельства повлиять на вывод о наличии оснований для отказа в возбуждении уголовного дела. По существу требования здесь те же, что и в уголовном процессе.

То есть, в соответствии с уголовным законодательством, прежде чем судья, следователь сделают какой либо вывод, они обязаны провести исследование (оценку) имеющихся доказательств и вывод сделать на основе этих доказательств.

То же самое в гражданском процессе.

ГПК говорит об обязанности прокурора приводить свои доводы и добросовестно пользоваться всеми принадлежащими ему процессуальными правами. Так же говорится, что прокурор, участвующий в судебном процессе, даёт заключение (п.3 ст.45).

В рамках русского языка довод — мысль, суждение, приводимое в доказательство своей правоты. А заключение – вывод, логически возникающий из представленных доказательств. То есть прокурор обязан приводить доказательства своих оценок, то есть, логику их принятия.

При неисполнении прокурором своих процессуальных обязанностей наступают последствия (п.2 ст.35 ГПК), предусмотренные законодательством. Я, правда, таких последствий для прокуроров в законодательстве не нашёл.

Судья в гражданском процессе также обязан сделать логически обоснованный вывод на основании доказанных им обстоятельств, имеющих значение для дела (ст.330 ГПК РФ).

«Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими» (п.4 ст.67 ГПК). То же самое требует п.4 ст.198 ГПК РФ.

Таким образом, получается, что если судья, прокурор, следователь не оценивают доказательства, не исследуют их, а сразу делают выводы, то они нарушают закон, и на основании ст. 17 УПК РФ можно сделать логический вывод о том, что СОВЕСТЬ У НИХ ОТСУТСТВУЕТ.

Почти все процессы, на которых мне пришлось бывать в последние 20 лет, свидетельствуют о том, что совести у наших судей,  следователей и прокуроров нет. Очень редко кто из них, а особенно прокуроры, вообще оценивает доказательства. Примеров по данному поводу я уже опубликовал великое множество (см. хотя бы: «Отсутствие мотивации — практика российских судов» — https://www.proza.ru/2016/03/20/2161, «Как рассматриваются сообщения о преступлениях» — https://www.proza.ru/2015/10/26/1277, «Об играх следователей с судьями» — https://www.proza.ru/2015/09/09/680) .

Вот ещё один очень характерный пример, с которым я столкнулся совсем недавно.

Вот уже два года мы пытаемся возбудить уголовное дело по факту фальсификации местных выборов в 2014 году. Тогда в Гатчине, Коммунаре были заменены все бюллетени досрочного голосования в интересах представителей партии «Единая Россия». В результате в досрочном голосовании за представителей этой партии голосовали в  сотни раз чаще, чем в день голосования, чего, естественно, быть не может. Более того, в судебном процессе было зафиксировано, что  значительное число вскрытых не по месту склейки конвертов, где хранились бюллетени досрочного голосования, содержат «смещение частей подписей и печати», что было отмечено в решении гражданского суда, в который мы обратились сразу после выборов. То есть, конверты, где хранились бюллетени досрочного голосования были вскрыты по месту склейки, бюллетени были заменены и конверты вновь  заклеены. По данному поводу я опубликовал ряд статей (например, «Как суды оправдывают фальсификацию выборов» — http://www.proza.ru/2015/04/16/1018).

Следователь Г.Э.Хачатуров, рассматривающий наше сообщение о данном преступлении, много раз принимал постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вообще не обращая никакого внимания на наши аргументы, в том числе и на то, что были напечатаны неучтённые бюллетени для голосования (а это ещё одна статья уголовного кодекса). Мы, естественно, обращались с жалобой в суд, после чего начальники Хачатурова, не желая портить себе статистику, отменяли его постановления.

Однако последнее и столь же нелепое (следователь в очередной раз не рассмотрел ни одно из заявленных нами обстоятельств, хотя эти обстоятельства прямо указывали на совершение преступлений) постановление следователя Хачатурова нам в суде отменить не удалось. На этот раз отличились «ОТСУТСТВИЕМ СОВЕСТИ» судья гатчинского суда М.Ю.Попова и представитель гатчинской прокуратуры Н.Ю.Икоева, которая вообще была не в курсе дела и ограничилась лишь тем, что попросила суд в жалобе отказать, поскольку, якобы, проверка следователем проведена полно и законно. Типичное поведение представителей прокуратуры на судебных процессах.

В постановлении судьи М.Ю.Поповой, поддержавшей следователя, вообще отсутствует исследование доказательств, приводятся лишь ничем не аргументированный вывод: «Обжалуемое заявителем Оснач А.М. постановление вынесено ст. следователем Хачатуровым Г.Э. в пределах предоставленных ему процессуальных полномочий… Доводы жалобы сводятся к переоценке доказательств в интересах заявителя, для чего законных оснований суд не усматривает».

Как можно говорить о переоценке заявителем доказательств, если ни следователь, ни суд не заявляли никаких доказательств и не исследовали обстоятельства и доказательства заявителя? Остаётся только гадать, что называет судья под переоценкой доказательств. Тем более что и следователь, и судья  своих изложенных выше процессуальных обязанностей не выполнили. А заявленные в сообщении о преступлении обстоятельства дела, доказательства и выводы не изменялись. Возможно, что судья имеет в виду переоценку установленных ранее гражданским судом фактов. Рассмотрим это обстоятельство.

Вот факт, установленный решением гражданского суда по делу № 2-1435/2015. Судом было выявлено, что значительная часть разрезанных конвертов (то есть открытых не по месту склейки), содержит «смещение частей подписей и печати». И это отмечено в решении суда. Из этого факта можно сделать единственный вывод, что эти конверты перед вскрытием уже вскрывались по месту склейки.

Однако гражданский суд признал данный факт не имеющим существенного значения для отмены итогов голосования.

В данном случае гражданский и уголовный суд рассматривают разные требования, которые в соответствии п.1 ст.55 ГПК обосновываются наличием обстоятельств, которые должны быть подтверждены доказательствами, представляющими собой сведения о фактах.

Отметим, что в гражданском суде наши требования — признать недействительными результаты досрочного голосования. Эти требования основывались на обстоятельстве – фальсификации выборов в результате замены бюллетеней досрочного голосования. А одним из доказательств служил факт смещения частей подписей и печати на конвертах досрочного голосования, вскрытых перед началом основного голосования не по месту склейки.

В уголовном процессе наши требования – возбуждение уголовного дела по фактам замены членами муниципальной избирательной комиссии действительных бюллетеней досрочного голосования с отметками избирателей (ст.142.1 УК РФ) и факту наличия у избирательной комиссии дополнительных (неучтённых) бюллетеней (ст.142.3 УК РФ). Эти требования основываются на обстоятельстве — незаконном вскрытии конвертов с бюллетенями досрочного голосования и замене бюллетеней. А одним из доказательств является факт смещения частей подписей и печати на конвертах досрочного голосования, вскрытых перед началом основного голосования не по месту склейки.

Гражданский суд признал факт смещения частей подписей и печатей на конвертах, но для принятия решения о признании недействительными результатов голосования принял вывод: считать этот факт «юридически незначимым» обстоятельством.

Но для уголовного процесса, у которого иные требования, этот факт, признанный гражданским судом, как факт, является обязательным. По крайней мере – подлежащий исследованию.

Этот факт является прямым основанием для возбуждения уголовного дела.

Поэтому никакой переоценки установленных гражданским судом фактов здесь нет.

Приведённый в постановлении суда вывод следователя о том, что «доводы заявителя противоречат выводам суда по гражданскому делу» также свидетельствует о непонимании следователем понятия «преюдиция». В рамках этого понятия речь идёт не о выводах суда, а об обстоятельствах, установленных судом.

Гражданский суд, например, вообще не рассматривал факт наличия неучтённых бюллетеней, сославшись на то, что это, якобы, не имеет отношение к делу. Но это — п.3 ст.142 УК РФ, на что следователь в своём постановлении не обращает внимание. А то, что, как выяснилось в процессе суда (в постановлении следователя информация об этом отсутствует), он сделал запрос в муниципальную избирательную комиссию города Коммунар о количестве отпечатанных бюллетеней, то этот запрос он должен был сделать, по крайней мере, в типографию, где печатались бюллетени. Потенциальный преступник никогда не представит достоверную информацию.

Также следует отметить, что следователем не было рассмотрен ещё одно косвенное доказательство — факт по превосходящей все разумные пределы разнице между итогами досрочных и основных выборов. Гражданский суд этот факт тоже проигнорировал.

Таким образом, и следователь Хачатуров, и судья Попова незаконно проигнорировали все заявленные обстоятельства и подтверждающие их доказательства, свидетельствующие о наличии преступления, в том числе установленные ранее гражданским судом.

Естественно, мы обжаловали такое решение судьи Поповой, о результатах рассмотрения нашей жалобы мы расскажем.

 

One Comment

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Recommended for you
Владимир Леонов
Что такое демократия?

(далее…)