Home » N.B! Тема » Разрешить нельзя запретить, или Рамки закона по-гатчински
Митинг

Разрешить нельзя запретить, или Рамки закона по-гатчински

Пятого апреля в гатчинском городском суде состоялись первые слушания по административному делу Антона Грачёва — организатора митинга против коррупции, прошедшего в Гатчине 26 марта. Также были рассмотрены дела и нескольких его товарищей. Сам Антон Грачёв обвиняется в подготовке и проведении несанкционированного мероприятия…

Фонд борьбы с коррупцией (ФБК), возглавляемый известным оппозиционером Алексеем Навальным, подготовил документальный фильм «Он вам не Димон». Лента рассказывает о зарубежной недвижимости и прочем имуществе, в частности, виноградниках в Испании, якобы принадлежащих премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву. Фильм размещён в интернете и его посмотрело уже более 15 миллионов пользователей.

Это расследование ФБК о коррупции в высших эшелонах власти вызвало живой отклик в народных массах и послужило толчком для организации всероссийской протестной акции. Митинги и шествия против коррупции прошли 26 марта в сотне городов по всей России, собрав десятки тысяч граждан. Естественно, в большинстве населённых пунктов инициатива Навального была объявлена антиконституционной, несогласованной, неразрешённой. Тем не менее, акция состоялась. В результате только на марше в Москве полицией было задержано более тысячи человек. Аналогичная картина сложилась и в Петербурге, правда, в меньших масштабах.

Ни одно государственное средство массовой информации, отличающееся, как мы знаем, особой «честностью, объективностью и непредвзятостью», не сказало о протестных выступлениях народа ни слова. Как и наши гатчинские СМИ не обратили никакого внимания на антикоррупционный митинг у кинотеатра «Победа», также состоявшийся 26 марта. Митинг оказался немногочисленным, но весьма показательным. Молодёжным.

К слову, Гатчина стала единственным городом в Ленинградской области, жители которого выступили против «чиновного беспредела» — беззакония, поборов и казнокрадства. Остальных, видимо, сложившееся положение дел устраивает. Зато власть отреагировала так, как следует. По закону.

И в «обезьянник» УМВД по Гатчинскому району было доставлено семь участников митинга во главе с организатором Антоном Грачёвым. За что? За нарушения закона о проведении митингов и шествий. Хотя именно это мероприятие было разрешено районной администрацией. Так что всё ныне происходящее напоминает театр абсурда: я этого не говорил, а если и говорил, то это был не я.

Завязка

Антон Грачёв – человек молодой, интересующийся и неравнодушный. Свою идею провести протестную акцию он объяснил так: «Требование митингующих 26 марта — это требование относиться к людям с должным уважением. Слишком бросается в глаза, что закон не работает. Закон работал бы в том случае, если бы ответственность за публичное обвинение, сделанное в фильме, понесла одна из сторон: либо тот, кто обвиняет невиновного — за клевету, либо тот, кто был обвинён, если все факты подтвердятся. Ничего этого не произошло. Поэтому неработающий закон многих раздражает».

И Антон поступил, следуя букве закона – заранее подал в администрацию ГМР уведомление о проведении мероприятия. С указанием места, времени и ориентировочного количества участников. Всё, как полагается. 21 марта акция была санкционирована районной администрацией. При этом никаких изменений в предложения организатора внесено не было – ни по времени проведения, ни по месту.

Руководство ГМР проявило себя как истинный прогрессист, либерал и демократ. Чего, видимо, само и испугалось. Поскольку вслед за официальным разрешением на проведение пикетирования начались весьма странные телодвижения. 24 марта Антона Грачёва пригласили на инструктаж в полицию, где его спросили, зачем он проводит несанкционированное мероприятие. В полиции заявили, что «мы тут закон защищаем, а про тебя нам администрация пишет, что ты хочешь его нарушить».

Активист считает, что это похоже на провокацию со стороны администрации. После этого представитель администрации, не предоставивший удостоверение, предложил либо отказаться от пикета, либо провести его в другом месте — внутри городского дворца молодёжи. Что само по себе нонсенс.

Дальше — больше. «Началось давление неофициальное, какие-то люди приходили анонимно прямо домой, — рассказывает организатор. — Никаких требований не выдвигали, не то что «сними заявку на пикет», а были просто абстрактные конспирологические разговоры. Основная риторика, если обобщить: «Ты слишком буквально понимаешь закон. Это вредно для благополучия». А дальше звучали несколько грозных аббревиатур, которые, вроде бы, и должны защищать это моё благополучие».

А вечером 24 марта Антон Грачёв получил телеграмму с отменой решения администрации и полным запретом уже согласованного мероприятия. Финита ля демократия.

Тем не менее, митинг состоялся. Там, где и планировался. Тогда, когда и планировался. На площадь вышли несколько десятков, в основном, молодых лиц, не отягощённых показным патриотизмом и рамками властной кастовости, несогласных не только с властной коррупцией, но и с бесперспективностью собственного будущего. Девять участников, в том числе организатор, развернули плакаты с надписями: «Денег нет, но я не сдержался», «Сами вы держитесь», «Дмитрий Анатольевич, вас не слышно», «Жулик, не воруй», «А Дима выйдет?».

Результат – закономерен. После предупреждения полиции о незаконности мероприятия Антон Грачёв и шесть участников акции были задержаны и препровождены в ИВС  Гатчинского УМВД. Согласно букве закона. Активистам «пришили» административное дело, меру ответственности по которому решает суд.

Как-бы кульминация

Первое слушание по делу, которое можно назвать «Государство против Антона Грачёва», состоялось 5 апреля. Кроме самого «возмутителя спокойствия городского масштаба», в зале заседания присутствовали его товарищи и группа поддержки.

Антон Грачёв своей вины в организации несанкционированного митинга не признал. Защита подсудимого отметила, что дело «не стоит выеденного яйца» и привела примеры  очевидных ляпов и подтасовок, допущенных администрацией. Если процедура «уведомление – согласование» прошла по закону, то все последующие действия властей ему явно противоречат.

Так, защитник Даниил Потапов отметил, что телеграмма о запрете митинга, во-первых, пришла с опозданием – не выдержан трёхдневный срок, во-вторых, она не может являться документом о несогласовании, поскольку в телеграмме не указано альтернативное место для проведения акции.

Также в администрации ГМР утверждают, что несколько раз звонили Антону Грачёву с предложением о переносе места прохождения пикета, но телефонный звонок не является документом. Далее. Документы о несогласовании, предоставленные районной властью, имеют дробные номера, что наводит на мысль об их оформлении «задним числом», а протокол о задержании в полиции был составлен ещё до появления там «запретительной» бумаги из администрации.

— Эти документы появились только сейчас, — отмечает Даниил Потапов. – А 24 марта, когда Грачёв ходил на «инструктаж» в полицию, их не было и в помине.

О существовании ещё одного документа наш корреспондент узнал из разговора с помощником гатчинского городского прокурора  Семёном Пейсаховым:

— Согласно статье 8 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19.06.2004 N 54-ФЗ невозможно проведение двух мероприятий в одно и то же время и в одном и том же месте. В соответствии с названной нормой, если в орган исполнительной власти поступает два уведомления о проведении публичных мероприятий в одно время и в одном месте, то органы власти либо согласовывают очерёдность их проведения, с учетом заявленного времени, либо согласовывают проведение мероприятия, уведомление о котором поступило первым.

Вместе с тем, как показала проведенная городской прокуратурой проверка, в администрацию Гатчинского района поступило два уведомления на проведение публичных мероприятий в одно время в одном месте, которые были согласованы, что противоречит требованиям законодательства.

Здесь была допущена ошибка работниками администрации и в нарушение закона было согласовано проведение обоих мероприятий.

Тому организатору, чьё уведомление поступило позже, должны были предложить провести мероприятие в другом месте, чего сделано не было.

По фактам выявленных нарушений законодательства о порядке согласования в проведении публичных мероприятий Гатчинской прокуратурой в адрес главы администрации внесено представление об устранении причин и условий, способствовавших нарушению закона.

После того, как организатор отказался принимать уведомление администрации о невозможности проведения им публичного мероприятия и с предложением о переносе его места проведения,  прокуратурой организатору объявлено предостережение о недопустимости нарушения законодательства.

До организатора также доведено, что за организацию и проведение несогласованного публичного мероприятия он может быть привлечен к административной, либо уголовной ответственности в зависимости от тех действий, которые им будут совершены.

На вопрос журналиста, что за мероприятие администрация согласовала раньше «митинга Грачёва», Семён Беняминович ответил:

—  Это был пикет — раздача газет от «Единой России». Он был немногочисленным, до 20 человек. Но факт остаётся фактом: если одно мероприятие уже было согласовано, то второе нужно было переносить в другое место.

«Неужели в администрации не знают Закона?» — изумился журналист. «Скорей всего, досадная оплошность», — успокоили его в прокуратуре.

Чтобы наверняка убедиться в том, что в администрации не могут занимать ответственные посты люди некомпетентные, и такая промашка с 54-ФЗ вышла случайно, редакция обратилась за комментарием  к управляющему делами администрации ГМР Светлане Вэнскэ — именно её подпись стоит под согласованием, полученным Антоном Грачёвым.  Светлана Михайловна отказалась отвечать на вопросы, сославшись на то, что в администрации принято общаться с журналистами  только через пресс-секретаря.

И опять вышла промашка. Только теперь с Законом о СМИ, тридцать девятая  статья которого гласит: «Редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции».

Коль не вышло получить информацию в устной форме, мы отправили письменный запрос на предоставление копий уведомления и согласования того самого загадочного пикета «Единой России». Хочется увидеть хотя бы документ о его проведении, поскольку «газетных»  пикетчиков 26 марта никто не заметил. И, по словам организатора гатчинской антикоррупционной акции, документ о согласовании другого публичного мероприятия  в суде не фигурировал.

Для выяснения всех обстоятельств дела суд был перенесён на 20 апреля. От его решения зависит, будет ли Антон Грачёв оправдан, как не совершивший ничего противозаконного, либо понесёт наказание. Ни за что. Будучи, собственно, откровенно «подставленным» нашей муниципальной властью, наглядно продемонстрировавшей, что одна её рука не ведает того, что творит другая.

А сам Антон так иронично прокомментировал свои впечатления от первого судебного заседания:

— Вся риторика суда сводилась к требованию доказать отсутствие несуществующего предмета. Казалось бы, факт налицо: предмет несуществующий, поэтому он и отсутствует! Очевидным, по мнению суда, является то, что несуществующий предмет потому-то и называется несуществующим, что его присутствие никак невозможно зарегистрировать. Таким образом, мы имеем дело с явным присутствием несуществующего предмета.

Мы бы махнули на всё это рукой, но отольётся нам этот несуществующий предмет не только ущемлением в конституционных правах, но и обидными административными штрафами. Поэтому порешили на том, что суд займётся сбором более убедительных доказательств: в вопросах беспристрастности наш суд опережает авангард мирового торжества справедливости и, поэтому, видимо, решил взять на себя функции полиции.

Между тем…

Как-то уже подзабылось, что, согласно Федеральному закону от 19.06.2004 №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (даже в редакции от 03.07.2016), информирование властей о планируемой общественной акции носит уведомительный характер. Уведомительный. Как это принято во всех цивилизованных странах, на опыт которых, когда это выгодно, так любят ссылаться наши «слуги народа».

То есть, организатору митинга-марша-пикета достаточно предоставить в администрацию бумагу на тему «что, где, когда» — и проводи своё мероприятие. Всё. Так предусмотрено по закону. С определёнными оговорками, конечно. И не существует никаких «разрешений» или «запрещений». Единственное, что может позволить себе местная власть — это предложить другое место или время, если запрашиваемый кусок территории был ранее зарезервирован кем-то другим. Так что игры в «разрешён – запрещён», «санкционирован – не санкционирован», по сути, являются нарушением вышеупомянутого закона. Да и конституции тоже. Про которую все также основательно подзабыли.

Нелишним будет упомянуть, что при всей внешней схожести, массовые акции против коррупции в Москве и Питере, к которому можно причислить и гатчинский пикет Антона Грачёва, имеют некоторые отличия. Опять же в правоприменительной практике. О них в интервью радиостанции «Эхо Москвы в Петербурге» рассказал адвокат и правозащитник Динар Идрисов, который защищает задержанных на антикоррупционном митинге:

— Надо понимать специфику самих задержаний. В Москве задерживали людей в разных местах, не только на Тверской улице, но и на подходах к ней. И уже после начала задержаний отлавливали людей, которые отходили от тех мест, где проходило шествие. В Петербурге шествие, которое началось от Дворцовой площади, изначально не подвергалось попыткам его прекратить со стороны правоохранительных органов.

Но уже на площади Восстания, возле Московского вокзала, основная колонна с чётной стороны развернулась, чтобы идти, фактически, в обратном направлении. Соответственно, была окружена. И здесь тоже важно понимать, что была окружена бойцами росгвардии, не входящей в структуру МВД. А в Москве задержания осуществлял, преимущественно, оперативный полк МВД.

Важный момент: ни в одном деле задержанного в Санкт-Петербурге нет упоминания про росгвардию! Нигде не говорится о том, что задерживали росгвардейцы! В материалах дел представлены, я не побоюсь этого слова, сфабрикованные свидетельства того, что задерживали всех полицейские. И в Петербурге дела возбуждены по одному событию – это шествие.

В Москве адресов задержаний было очень много. И если бы полиция вменяла, первоначально, только нарушения закона об участии в публичных мероприятиях, что образует эту пресловутую статью 20.2 КоАП РФ, им бы стоило признать, что по всему центру Москвы проходили самостоятельные протестные акции. Что, наверно, политически было неудобно и невыгодно.

По мнению адвоката Идрисова, эти разночтения не меняют главного – неправомочных действий властей, подтасовок и фальсификаций. Как в Москве, так и  в Питере.

Как-бы развязка

Попытка прояснить ситуацию с правомочностью задержания «группы Грачёва» в УМВД по Гатчинскому району успехом не увенчалась. Ходят слухи, что «события 26 марта» взяты на контроль высшим руководством, на них наложен чуть ли не гриф «совершенно секретно», поэтому начальник гатчинской полиции Алексей Журавлёв не смог прокомментировать ситуацию. Но отметил, что при сложившихся обстоятельствах его подчинённые действовали строго в рамках закона.

АС-Медиа

Материал подготовлен по информации портала «Гатчина.fm», публикаций в интернете, соб. инф.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

More 61 posts in N.B! Тема
Recommended for you
Стоматологическая поликлиника
Зубы — на полку?

(далее…)